Изображение-Как торговый центр стал главным пространством российских подростков

Как торговый центр стал главным пространством российских подростков

Бесплатная кола на фудкорте и одиночество

25 января 2024 года DOXA признали «нежелательной организацией».

Если вы находитесь в России или планируете в нее возвращаться, вам нельзя репостить наши материалы в соцсетях, ссылаться на них и публиковать цитаты.

Подробнее о том, что можно и нельзя, читайте в карточках.

В конце февраля в русскоязычных медиа буквально все обсуждали «ЧВК Редан» — анимешное сообщество подростков привлекло внимание полиции из-за конфликта с «околофутбольщиками» в московском «Авиапарке». Школьники в темной одежде с пауками так завирусились, что депутат Госдумы Нина Останина потребовала запретить «контент, связанный с Реданом». Российские власти уже не в первый раз банят аниме или преследуют подростков, но что интересно в истории с «редановцами» — они постоянно тусуются в торговых центрах.

На самом деле, как в России, так и в других странах ТЦ давно уже стали точкой притяжения подростков. Еще лет шесть назад одним из самых популярных у школьников мест в Москве был фудкорт ЦДМ (Центральный детский мир). Когда я училась в школе в десятых годах, меня тоже очень привлекал торговый центр в городе, потому что он кардинально отличался от всех остальных пространств. Светлые чистые коридоры, блестящие стеклянные витрины — ТЦ будто стерильны, сюда не проникает никакая идеология, кроме потребления.

background imagedonation title
Мы рассказываем про военное вторжение России в Украину, протесты и репрессии. Мы считаем, что сейчас, когда десятки медиа закрылись или перестали освещать войну, доступ к независимой информации важен как никогда.

В восьмом классе я больше всего ждала выходных, чтобы пойти в магазин и забыть о школе. Я испытывала большое давление и потерянность, мне не с кем было гулять после уроков, и я этого стыдилась. Но в торговом центре необязательно иметь друзей: в кино можно пойти и одному, а если нет денег, то просто пошататься — обилие вывесок и шума как бы дополняло мое одиночество.

Я помню, что в ТЦ тусили и целые компании школьников. Скорее всего, им просто некуда было пойти толпой (особенно зимой, когда холодно), но почему-то мне кажется, что они, как и я, воспринимали эти коридоры по-особенному. Кому-то наверняка нравилось ощущение взрослости, когда самостоятельно покупаешь еду на фудкорте. У некоторых моих одноклассников были очень строгие родители, и для них ТЦ, возможно, становился местом, свободным от надзора. Другая моя знакомая не хотела возвращаться домой после школы, и я ее понимала. Когда я приходила к ней в гости, мне становилось тесно из-за низких потолков — ее семья жила бедно.

Торговые центры же были воплощением сытой жизни, и ты чувствовал ее, даже если ничего не покупал и только пил бесплатную колу из «Бургер кинга» на фудкорте. Возможно, это одна из главных причин, почему подросткам уютно в торговом центре: тут могут стираться классовые различия, что звучит немного парадоксально, учитывая капиталистическое значение ТЦ, однако именно здесь могут без стыда собираться и те, кому некомфортно приглашать одноклассников в гости, и те, для кого слишком дорого собираться в кафе.

Как школы отмечали 23 февраля:

«Все радовались и хлопали, а мне было стыдно за все, что происходит»

Как в российских школах проходили праздничные концерты 23 февраля и 8 марта

Изображение- «Все радовались и хлопали, а мне было стыдно за все, что происходит»
Август
Август

Благотворительный фонд «Шалаш» два года назад проводил исследование о «месте торгового центра в повседневности подростков», используя в качестве метода интервью со школьниками и их родителями. В своем отчете «Шалаш» перечисляет причины, по которым дети проводят свободное время в ТЦ. Среди них есть как довольно очевидные: нет денег; нет желания идти домой; хочется побыть без контроля родителей; поиграть в настольные игры, — так и более глубинные, нередко связанные со стрессом. Так, некоторые респонденты отмечали, что им хочется «проверить границы», пройти челлендж (сюда можно отнести и съемки TikTok в публичном пространстве, и мелкое хулиганство), а ТЦ становится для них «безопасной моделью города», поскольку чаще всего охранники не применяют к подросткам жестких санкций. Также школьники отмечали, что хотят отвлечься «от негативных мыслей о школе, будущем или конфликтах дома», а торговый центр предлагает совершенно отличную от их школьной повседневности обстановку.

Наконец, одна из главных причин, почему тинейджеры выбирают ТЦ — во многих городах просто нет подходящих для них общественных пространств

Казалось бы, власти России уже не первый год продвигают проект «Патриотическое воспитание», в рамках которого «Росмолодежь» курирует молодежные организации по всей стране. Неужели они не заинтересованы в том, чтобы создавать больше комфортных пространств, способных стать альтернативой торговым центрам? Конечно, вопрос ироничный, поскольку, с моей точки зрения, единственная цель «Патриотического воспитания» — вырастить лояльную нынешнему режиму «нашу молодежь», как по-патерналистски любят говорить депутаты.

А вот как пропаганда устроена в детских домах:

«Дети нашли много новых друзей там, на передовых позициях»

Как пропаганда войны пришла в российские детские дома

Изображение-«Дети нашли много новых друзей там, на передовых позициях»
Август
Август

С ТЦ сложно конкурировать: в «тцэшке» есть газировка на фудкорте, можно побеситься, да и в целом сегодня это популярное место у разных людей, не только у школьников. Но возможно, для подростков ТЦ имеет особое значение еще и из-за свободы, которую они не могут найти в других институциях. В исследовании «Шалаша» подростки делились переживаниями: в школах их часто не воспринимают как равных, учителя давят на них, ограничивают их самовыражение или ругают за «неформальный вид», а образовательные организации (дома творчества, дворцы молодежи, ДЮЦы) нередко используют уничижительные формулировки по отношению к тинейджерам («трудное поведение», «воспитательные мероприятия»), которые изначально создают властные, контролирующие отношения между преподавателями и учениками.

Вполне вероятно, что с появлением «Разговоров о важном» многие подростки почувствовали себя еще более отчужденно. Когда мы брали интервью у учителей, которым приходится вести «разговоры», они рассказывали, что дети в их классе теряют доверие к школе. Учительница старшей школы делилась:

Я не хочу, чтобы детское образование ассоциировалось с политической повесткой, потому что в таком случае и дети, и их родители станут воспринимать хождение в школу как просмотр пропагандистского канала

Мне кажется, что растущий патриотический нарратив в школах только усиливает значение торгового центра для детей. Подростки чувствуют несоответствие между окружающей реальностью и тем, что они слышат в классе, а ТЦ становится пространством, способным снять напряжение. Хотя и там чувствуется влияние войны в виде отсутствующих брендов, торговый центр все еще остается комфортным местом, сохраняющим иллюзию нормальности и полноценности: вот тебе и фудкорт, и кино. Как раньше.

Конечно, есть примеры хороших организаций, умеющих выстраивать отношения с подростками: например, в Москве существует сообщество «Пушкинский.Youth», в котором школьникам предоставляется возможность побыть в роли кураторов Пушкинского музея. Но чем больше мы отдаляемся от крупных городов, тем заметнее потребность сейф-спейсов для подростков. Мне бы хотелось, чтобы в регионах появлялось больше бесплатных пространств для альтернативного образования и, самое главное, доверительной коммуникации: современные клубы, где взрослые наставники будут уважать подростков и принимать их как равных, выстраивать со школьниками диалог даже тогда, когда они ведут себя «неформально», наконец, коллективно формировать правила для взаимодействия. Особенно сейчас подросткам важно услышать, что они не одни.