Изображение-«Мое средство борьбы — краска и камера»

«Мое средство борьбы — краска и камера»

Интервью с Богданом Зизой из СИЗО

Ровно 7 месяцев назад, 16 мая, был задержан Богдан Зиза. Сейчас он находится в СИЗО Симферополя, ему вменяют террористическую статью. С помощью группы поддержки Богдана нам удалось взять у него интервью.

«привет, это сирота. я хочу обратиться ко всем представителям граффити-культуры, ко всем вандалам в крыму, в россии и беларуси. я хочу напомнить, что граффити-культура это, в первую очередь — протест. и сейчас, как нельзя лучшее время, чтобы заявить о своём протесте. идёт страшная война, которую развязал путин, и вся гос. машина, пропаганды пытается изо всех сил убедить народ, что это — нормально. пытается убедить, что ничего не нужно делать, сидеть молча и наблюдать, ждать, что никто ничего не может сделать, но сейчас очень важно выходить на улицу и выражать свой протест, чтобы те, кто против этой войны, те, кто сидят дома и боятся высказывать своё мнение видели, что они не одни. нас много, и нас больше чем тех, кто поддерживает эту войну., но у нас отобрали такую возможность, отобрали возможность выходить днём., но мы можем выходить ночью, я призываю всех выходить ночью на улицу и высказывать свой протест. вандализм может быть во благо и это именно тот случай. нет войне».

/

Начинает играть песня Kalush «Пацани бурi». Человек в маске доходит до здания оккупационной администрации. Ставит рядом тележку с двумя ведрами краски. Выливает на дверь ведро с синей краской, потом ведро с жёлтой краской. Разбивает окно первым коктейлем Молотова, но тот не загорается. В этот момент из дверей выбегает охранник, кричит: «Че творишь, бля?» Человек в маске хватает камеру, поджигает второй коктейль Молотова, бросает его в здание и убегает.

/

«это первое предупреждение для администрации города евпатория. пока вы не выскажитесь против войны, в городе будут проходить такие акции. и как скоро я перейду от зданий к вам лично…» [видео обрывается]

Изображение-image-afedef914b79f3005bf33decba5afc260859f365-1200x792-jpg

16 мая в оккупированном Крыму был задержан художник Богдан Зиза. При обыске на его устройствах нашли видео, текстовая расшифровка которого приведена выше. Это видео было переснято на телефон, предположительно, одним из силовиков, а потом распространялось в Z-каналах.

Дело Богдана было передано следственному управлению ФСБ, и он пропал. Пропагандистские каналы выложили видео, на котором Богдан давал признательные показания и говорил, что «готов искупить свою вину непосильным трудом».

Первая новость о задержании Богдана появилась в российских оппозиционных медиа только 18 мая. На электронную почту DOXA в тот день пришло письмо с таким содержанием:

!!! ПРОПАЛ АКТИВИСТ !!! Нужна ИНФОРМАЦИОННАЯ и ПРАВОВАЯ поддержка!

Здравствуйте,

16 мая в г. Евпатория (Крым) знакомый мне медиа-художник совершил акцию протеста. Богдан Зиза облил жёлтой и голубой краской двери и фасад здания городской администрации в Евпатории и бросил в здание зажжённый коктейль Молотова

Его задержали, по всей видимости применили насилие и заставили дать признательное показание.

На протяжении нескольких дней ни близким Богдана, ни журналистам не удавалось выяснить, где сейчас художник и что с ним происходит. Только 20 мая появилась информация о том, что против Богдана сфабриковали дело по статье о подготовке к террористическому акту. Позже следствие стало вменять ему уже совершение теракта, и сейчас активисту грозит до пятнадцати лет лишения свободы.

21 мая стало известно, что Богдана отправилиquestion symbol в СИЗО в Симферополе.

10 июня Богдана внесли в реестр террористов и экстремистов.

В Украине Богдан и его акция стали символами борьбы с оккупационными властями Крыма. В конце сентября в рамках проекта «Украинской железной дороги» и пиар-агентства Gres Todorchuk «Потяг до перемоги» («Поезд до победы») украинские художники расписали семь вагонов, каждый из которых представлял регион, оккупированный Российской Федерацией. Один из вагонов был посвящён Богдану. В видео об этом проекте сестра Богдана говорит: «Это моя мечта, чтобы „Поезд до победы“ прибыл в Крым. Я очень этого хочу».

Ранее мы публиковали два письма, которые Богдан написал из СИЗО — вы можете прочитать их в конце материала. Огромную работу делает группа поддержки художника, которая постоянно на связи с адвокатом, помогает освещать дело Богдана в СМИ и инициирует протестные акции.

Вместе с группой поддержки нам удалось взять у него интервью из СИЗО. Богдан отвечал на вопросы письменно, так как адвокату запрещено проносить на встречи с подзащитным технику.

Интервью

— Богдан, расскажите, пожалуйста, о вашей антивоенной позиции. Что вы почувствовали 24 февраля, когда узнали о начале вторжения? Как вы вырабатывали свою позицию и менялась ли она за время вторжения?

Честно признаться, смутно помню тот день. Проснувшись, беззаботно полез в телефон, прищуриваясь от высокой яркости экрана, открыл новостную ленту, и первым, что я увидел, были кадры ракетных ударов по Киеву. Реакция — шок. Сразу начал писать сестре, которая там живёт. На часах было обеденное время, поэтому очень корил себя за то, что писал так поздно, ведь прилёты были ещё рано утром. Сестра ответила, и с того момента, как мне кажется, мы будто ни на миг не прекращали общение, словно 24/7 оставаясь на связи. Первые несколько дней не спал, почти не ел. Помимо сестры и других родственников, в Украине проживает ещё много моих друзей, которые и по сей день остаются там. Со всеми стараемся поддерживать связь. Круглосуточно смотрел новости, бесконечно переходя с одной вкладки на другую, боясь что-либо упустить. Боялся лечь спать. Нервничал всякий раз, [когда] объявляли воздушную тревогу, а сестры не было онлайн. Или когда она писала, как слышит, что летит то ли самолёт, то ли ракета, а потом, не предупредив, выходила из сети. Особенно сложно было и от того, что я слышал пролетающие над моим домом самолёты и вертолёты в сторону Украины.

Выбегал на улицу, пытался понять, в каком конкретно направлении летят, сколько их и носителем чего являются. Бежал обратно за компьютер и сверял с последними разведданными, а потом снова прилёты, разрушения, жертвы…

Очень тяжело было от невозможности что-либо сделать. Ощущал себя беспомощным заложником.

Несколько месяцев прошли как несколько дней — такое впечатление сейчас. Сложно было поверить в это всё, но с каждым днём я всё больше убеждался в том, что это вторжение, эта война вовсе не внезапна и что было множество предпосылок к этому на протяжении многих лет.

Политикой я начал интересоваться после аннексии Крыма. Узнал, что такое рос. власть, кто такой путин достаточно давно, поэтому 24 февраля моя позиция никак не изменилась. Я лишь удостоверился, что не ошибался, ведь теперь преступники из Кремля, наконец, сняли маски.

— Чем вы занимаетесь в повседневной жизни? Кем вы работаете? Есть ли у вас специальность? Увлечения?

Я неоднократно поступал в вузы, но каждый раз бросал обучение из-за отсутствия мотивации. Не было и авторитетного родительского контроля, который подталкивал бы на получение диплома. Я был предоставлен сам себе и, к сожалению, не нашёл для себя увлекательной сферы деятельности, чтобы посвятить ей жизнь. Не желая тратить деньги и время впустую, как считал на тот момент, я устроился на работу. Эта была работа бариста в кофейне. То ли мне так понравилась кофейная сфера, то ли я не знал, куда ещё пойти работать, но за баром я простоял более пяти лет, меняя заведения. Сейчас есть мечта открыть своё небольшое заведение.

Если говорить об увлечениях, то их масса: спорт, фото- и видеосъёмка, монтаж, 3D-моделирование и создание компьютерных игр, режиссура, рисунок… Всё из перечисленного — неотъемлемые части моей жизни, без которых мне сложно себя представить. Поэтому, к слову, и трудно находиться в заключении, особенно не имея возможности побегать и попрыгать. Паркур всегда вытаскивал меня из трудных ментальных состояний. Так было и в третий месяц войны, когда я уже просто физически не мог находиться в закрытом помещении (на протяжении всего времени я не выходил за пределы двора) и решил немного позаниматься, заодно прогулявшись по городу. Свежий воздух, физ. нагрузки, спорт — лучший антидепрессант. Но полноценно беззаботно провести время всё равно не удалось. Символика этой войны на автомобилях и рекламных плоскостях по всему городу каждый раз напоминала, что сейчас происходит в 300 км [отсюда], и я ощущал себя не заслуживающим вот так гулять под мирным небом.

Возвращаясь к увлечениям: всё остальное помогало мне самовыражаться. За месяц до начала войны я плотно увлёкся видеосъёмкой, желая превратить это занятие в источник дохода, но…

— В начале пандемии вы опубликовали в инстаграме пост, где вы, обращаясь к российской власти, раскритиковали карантинные меры, поправки в конституцию, которые тогда только готовились, и политическую индифферентность сограждан. Расскажите, как менялись ваши взгляды? Какие события способствовали вашей политизации?

Российская власть преступна. Люди в Кремле лжецы и мерзавцы, которым плевать на население вверенной им страны. Законы и решения, принимаемые ими, вовсе не в интересах граждан, и большинству это давно очевидно. Пандемия в очередной раз показала настоящее лицо этой власти. Запретить людям выходить из дома и лишить их возможности заработка; угробить систему здравоохранения так, что ни работать в медицине, ни оказывать должную помощь и уход за больными стало невыносимо. Наплевательское отношение к людям стало особенно заметно. Об этом старалась говорить Ирина ДаниловичИрина Даниловичquestion symbol, за что в итоге и была арестована, а сейчас её судят по совершенно надуманным статьям.

Поправки в конституцию, о принятии которых не было никаких сомнений, ещё больше развязали руки этим подонкам, а населению России ещё плотнее заклеили рот.

Всё это возможно лишь с молчаливого бездействия россиян, которое как раз и вызвано отсутствием интереса, а как следствие и понимания того, что вообще происходит, кто стоит за любыми переменами и с какими целями их инициируют.

Политизировали меня события 2014 года, когда вместо прежних гривен в Крыму начали расплачиваться рублями, когда сменился флаг, когда пришло новое ТВ, где почему-то говорили, что украинцы плохие. Желание докопаться до истины и сформировало нынешнюю позицию. При этом я не могу сказать, что мне интересна политика. Это не наука, чтобы её изучать, не увлекательное занятие для досуга. Ты просто живёшь свою жизнь, живёшь осознанно и разносторонне развиваясь, интересуясь происходящими вокруг событиями, а с определённого возраста ты сам становишься тем, кто влияет на эти события, активно или пассивно в них участвуя. Поэтому говорить, что ты аполитичен, что тебе неинтересна политика, утверждать, что она тебя не касается, очень и очень глупо. Ныне идущая война яркое тому подтверждение.

Мне очень жаль, что большая часть россиян не берёт на себя ответственность за происходящее, потому что именно они позволили быть у власти тем, кто сейчас отдаёт приказы обстреливать города Украины. Я очень надеюсь, что многие очнулись, ибо если не сейчас, то уже никогда.

Один из листов тетради, в которую Богдан записывал свои ответы
Один из листов тетради, в которую Богдан записывал свои ответы

— Геолокация в ваших постах в инстаграме — «Автономная республика Крымquestion symbol». Как изменилось ваше представление о крымчан_ках до и после начала оккупации и как полномасштабное вторжение повлияло на житель_ниц Крыма?

Крым — неотъемлемая часть Украины, и только в составе Украины он может процветать и развиваться. Годы нахождения в оккупации наглядно это показали. С каждым годом жизни под контролем рос. власти полуостров, который может быть курортом международного уровня, всё больше и больше погружается в изоляцию вместе со всей Россией, которая тянет его за собой. Война ещё больше усугубила положение. Культ эфемерного русского мира, противопоставление себя «коллективному Западу», борьба с надуманным нацизмом и прочая пропагандистская чушь, ежедневно льющаяся из всех провластных СМИ — а важно учесть, что только такие в Крыму и остались, — пытается навязать свою идею прошлого, настоящего и будущего, а вместе с тем и отпугивают от Крыма весь остальной цивилизованный мир. Как бы там ни было, эти догмы настолько фальшивы и очевидно обречены на крах, что их попросту не воспринимаешь всерьёз.

Крым всегда населяли различные народности, в частности крымские татары. Это их земля и только им она принадлежит. Украина всегда это учитывала, а сейчас и законы соответствующие принимает, делая акцент на коренном населении. Россия же всегда пыталась его искоренить, что, к слову, происходило и на других землях, куда ступала репрессивная нога рос. власти. История всё это помнит.

Сейчас ей нужен Крым лишь как стратегический объект, как военная база, плацдарм для нанесения ударов по Украине, которую она так давно пытается оккупировать

Это всё очень заметно по действиям и местной власти, ощутимо для каждого простого крымчанина. Многие даже из тех, кто в 2014-м радостно встречал рос. военных, размахивая триколором, теперь недовольно плюются, потому что стало хуже, но они не имеют возможности быть услышанными из-за жестокой репрессивной машины. Находятся журналисты и блогеры, которые пытаются освещать истинные реалии жизни в Крыму, но их или выдворяют, объявляя иноагентами, или сажают в тюрьму по надуманным статьям. По-настоящему громкой стала история Влада Есипенкоquestion symbol. Что касается геолокации в моих постах, то это своего рода протест, непринятие того, что нас пытаются навязывать. Границы Украины были утверждены в 1997 году. С тех пор ничего не изменилось.

Последнее слово крымскотатарского политзаключённого Османа Арифмеметова

На протяжении 30 лет моей жизни в Крыму мой народ ни разу не прибегал к насилию

Последнее слово Османа Арифмеметова, крымскотатарского активиста, осужденного на 14 лет колонии за «терроризм»

Изображение-На протяжении 30 лет моей жизни в Крыму мой народ ни разу не прибегал к насилию

— Вы написали письмо, в котором обращаетесь к Украине как к матери. Там же вы пишете, что вы виноваты в происходящем и просите прощения за своё молчание. Как вам кажется, вина помогает разобраться в текущих событиях или может, наоборот, мешать?

Спасибо за этот вопрос. Я не привык в своих бедах винить кого-то и глубоко убеждён, что мы в первую очередь сами вершим свою судьбу своими действиями или бездействиями. Идея такого метафоричного письма пришла в голову в моменты очередной рефлексии о своей жизни и является довольно личной темой.

Уже ни для кого не секрет, что я рос без матери, но было так не всегда. Сколько себя помню, в нашей семье всё время были трудности. Отец ушёл, мама еле сводила концы с концами. Мы скитались по съёмным квартирам, она не могла устроиться на нормальную работу из-за отсутствия документов, постоянно не хватало денег, а ещё этот проклятый алкоголь…

Ну, вы знаете, как это бывает. В какой-то момент она вовсе перестала справляться и меня забрала к себе бабушка, а впоследствии взяла на себя опекунство, лишив родительских прав маму.

Моего мнения особо никто не спрашивал, но тогда с мамой у нас действительно были трудности, а жизнь с бабушкой обещала быть спокойной и счастливой. Я наконец-то пошёл в школу, у меня была своя комната с множеством игрушек и практически всем, о чём может мечтать ребёнок.

Воспоминания о беззаботном детстве омрачает последний разговор с мамой, которая после беседы с бабушкой подошла ко мне, чтобы услышать мое мнение о решении бабушки лишить её прав на опеку меня. Я увлечённо играл в приставку и совсем не хотел с ней говорить. Она задавала различные вопросы, но я не отвечал. В итоге она озвучила последний, а вернее попросила сказать слова, о которых нельзя было просить маленького ребёнка: «Если ты хочешь, чтобы я ушла, так и скажи — „Я не признаю тебя как мать“». Я уже был немного зол от ситуации (насколько может злиться ребёнок), поставил игру на паузу, повернулся к ней и очень холодно и равнодушно ответил: «Я не признаю тебя как мать». Она молча смотрела на меня, глаза были красными, налитые слезами. Она развернулась и ушла, больше я её не видел. Мне было 12 лет.

В 22 я захотел найти её, попросить прощения за слова, что позволил ей уйти. Узнал, где она живёт, но сначала долго не решался приехать. Когда наконец отважился и готов был увидеть [её], мне внезапно приходит сообщение от родственников, что её не стало. Сложно передать, что я испытал тогда.

Но с того момента взял себе за правило никогда ничего не откладывать, и если хочешь что-то сделать, нужно сделать это сразу. Очень дорогой жизненный урок.

Уверен, не отвернись я от неё тогда, с ней было бы всё хорошо.

Если бы крымчане своевременно осознали происходящее и публично выразили своё мнение, этой войны бы не было.

Но у крымчан ещё есть возможность не допустить жестоких боевых действий непосредственно в Крыму. Для этого нужно выразить массовый протест оккупационной власти, а значит, взять на себя ответственность и признать свою вину.

— Расскажите, пожалуйста, о вашей акции. Как это произошло и какие её детали важны для вас? Следствие вменяет вам террористическую статью, согласны ли вы с такой квалификацией?

Для любого здравомыслящего человека, не позволяющего отравлять себя помоями из рос. ТВ, вполне очевидно, что моя акция — это протест во имя мира, а не против него. Протест против решений преступной российской власти. Против действий, которые влекут за собой лишь несчастья, разрушения и смерти…

«Облил администрацию краской, поджёг! Какой дурак. И что он хотел этим поменять?»

Зеваки злобно поворчат.

Но важен ведь не характер поступка, а сам факт сопротивления, антивоенного протеста.

Форма не важна. Будь это пост в инсте или краска на фасаде здания. Разница лишь в количестве привлеченного внимания и суровости наказания. Каждый может сделать что-то на своём уровне. Я же люблю рисовать и снимать видео. Мое средство борьбы — краска и камера.

Преображая администрацию, я снимал видео, где популярно разъяснил свои мотивы, и разместил ролик в инсте. Парадоксально, что мои пацифистские убеждения были расценены властью как терроризм. Видео тут же было удалено сотрудниками ФСБ, а рос. СМИ перевернули мой поступок с ног на голову, превратив меня в экстремиста и врага государства. Зажигательная смесь была подожжена исключительно для более эффектного ролика, чтобы добиться большего резонанса в СМИ, но кому теперь это докажешь. Большую популярность набрало видео с моими извинениями, записанными после «убедительных аргументов» ФСБ.

Вообще смешно, как страна, которую обвиняют в пособничестве терроризму; страна, которая официально принимает у себя талибов; страна, головорезы которой публично казнят человека и по этому факту даже не заводит уголовного дела; страна, которая полгода терроризирует народ Украины, а последнее время делает это откровенно, неприкрыто радуясь, что население остаётся без света, воды и газа, смеет обвинять кого-то в терроризме. Абсурд.

— Угрожал ли поджог администрации чьей-то жизни и учитывали ли вы такие риски?

Мне действительно жаль, что одна бутылка с зажигательной смесью залетела в окно. На видео отчётливо видно, что я бросаю её в момент испуга из-за внезапно вышедшего охранника. Я не целился в окно. Бросить вторую бутылку мне никто не мешал, охранник вошёл в здание, я спокойно метнул «коктейль» в стену. Могло ли от этого загореться здание? Нет. Огонь погас очень быстро, это подтверждают показания самого охранника. Зажигательная смесь была изготовлена из расчёта на вспышку, вещества не рассчитаны на долгое горение, это подтверждают результаты экспертизы. Предполагал ли я, что могу оказаться в СИЗО? Да, и был готов к этому. Но вот внесение меня в список террористов и проблемы с ФСБ стали действительно событием.

— Расскажите, пожалуйста, о видео с признательными показаниями, которые появились в сети на следующий день после вашего задержания. Подвергались ли вы пыткам, заставляли ли вас свидетельствовать против себя? Оказывается ли на вас давление во время следствия?

Удивлю вас, таких видео с моими «чистосердечными» признаниями как минимум пять. Одно попало в СМИ, второе в материалах дела, ещё несколько были забракованы, в них я извиняюсь перед российской армией и даже перед путиным. Хотел ли я принимать участие в их записи? Думаю, ответ очевиден. Пока что не готов комментировать это. Дождёмся суда.

— Что вы думаете об антивоенном сопротивлении? Какие действия, с вашей точки зрения, могут повлиять на ход войны?

Эта война возможна только с молчаливого бездействия россиян. Сейчас любые методы важны, имеют вес и значимость, и каждый может и должен сделать что-то на своём уровне. Это должны быть массовые протесты и забастовки на предприятиях, в учебных заведениях, больницах и др. Не нужно далеко ходить, достаточно посмотреть на Беларусь 2020 года.

На фоне войны такие массовые протесты очень серьёзно ударят по возможности рос. власти продолжать эту преступную войну.

Но даже одиночные акции важны, и мой случай тоже может быть примером, несмотря на мое заключение. Благодаря моему нахождению здесь у меня появилась возможность ещё громче говорить. К сожалению, это цена свободы слова в России.

Каждый из нас всего лишь маленький незаметный человек, но который может быть услышан через громкий поступок. Не бойтесь. Не молчите. Молчание убивает.

— Слышали ли вы, находясь в заключении, о взрыве Крымского моста? Какие эмоции испытывает человек, который всю жизнь прожил в Крыму, в тот момент, когда разрушению подвергается главный символ оккупации?

Я проснулся рано утром от громко работающего телевизора в камере. Хотел было уже накрыть голову подушкой, но сквозь сон слышу, как диктор произносит: «…взрыв на Керченском мосту…». Сон как рукой смело, я тут же поднялся, смотрю — горит!

Не только я, но и ещё 20 человек в камере радовались и восхищались тому, как ловко удалось это провернуть, да ещё и с минимумом жертв. Это главная артерия, по которой поставлялось вооружение в Крым. Её, пусть и частичное, перекрытие не может не радовать. Уверен, это не последний подобный инцидент на этом незаконно построенном сооружении.

Помню, Ира Данилович, когда мы с ней пересекались, рассказывала, как из разговора двух ФСБ-шников узнала, что те подали жалобу на своего коллегу за то, что тот поглумился и как-то пошутил над этим событием. Они даже друг друга едят…

— Как вы чувствуете себя сейчас? Чувствуете ли вы поддержку из Украины и/или из России?

Я искренне благодарен каждому и каждой за ту невероятную поддержку, которую я получаю. Не только ощущаю, но и вижу её через ваши письма и распечатки новостей, что передаёт адвокат. К сожалению, встречи с ним не очень частые, поэтому не удаётся своевременно всем отвечать. Очень скоро меня повезут в Ростов. Такие поездки (этапы) могут длиться до полугода, потому что арестантов катают по всей россии, прежде чем привезут в место назначения. Делают это, кстати, для отмывания денег, но сейчас не об этом.

Не знаю, когда ещё будет возможность что-то написать, поэтому этим письмом хочу поблагодарить всех и сразу! :)

Когда в мае я только попал сюда, я очень поник, потому что был изолирован от каких-либо новостей, да ещё и российские силовики нагоняли жути, потому что такие, как я, для них, по сути, враги. Через некоторое время удалось найти единомышленников, и все последующие полгода мы пытаемся держаться рядом и помогать друг другу. Когда ты ощущаешь, что ты не один, что рядом есть люди, которые разделяют твои взгляды и тоже пожертвовали своей свободой ради честности, справедливости и мира, то развеиваются любые сомнения, что, может, не стоило чего-то делать.

А когда узнаешь, что не только тут, но и по всей стране и даже за её пределами тебя поддерживают, это невероятно мотивирует и даёт силы не падать духом и бороться дальше. И мы обязательно победим. Каждый, кто находится в заключении, попав под репрессии путинского режима, будет свободен! Нет сомнений!

От чистого сердца каждому неравнодушному — Спасибо!

Письма Богдана

Первое письмо

Привет, Мама.

Я падаю на колени и прошу прощения, что за долгие годы разлуки молчал, не писал тебе. Прости, что в самый трудный период твоей жизни меня нет рядом. Мы так долго с тобой не общались, не буду скрывать, мне начало казаться, что это навсегда. Меня забрали у тебя уверяя, что ты не справлялась. Ты отвернулась тогда и ушла не проронив ни слова. Я долго сердился, недоумевал, как ты позволила ей так просто забрать меня. Я был мал, глуп и слаб, не понимал, что происходит. Пытался ужиться с Мерзкой Мачехой, она постоянно твердила, что я тебе не нужен и поэтому ты ушла.

Спустя года осознал — тебя вынудили. Воспользовавшись твоей слабостью обманули не оставив выбора. Она всё также пытается меня убедить, что ты мне не рада, но несмотря на её многолетние усилия я знаю точно, это — неправда.

Прости меня, это я виноват. Это я дал тебе уйти. Не оттолкнул её, не схватил тебя за руку, позволил ей в Наш Дом войти. Мне с трудом далось это письмо. Я так много хочу тебе рассказать, но пока что вынужден подбирать слова. Но придёт время, будь уверена — я дам всему свои имена.

Мама, мне очень стыдно за своё молчание. Вижу, сколько боли и несчастья тебе им причинили. Но я стараюсь исправиться, Мама! Знай, я больше тебя никогда не оставлю, что бы кто ни говорил.

— Но, Богдан, мы думали, ты — сирота, твоя мама мертва.

Моя Мама жива, как никогда, моя Мама — бессмертна.

Моя Мама — Украина!

И пишу я от имени сотен тысяч Крымчан:

Дорогая Мама, забери нас обратно, мы хотим в твои родные объятия!

Второе письмо

Отсутствие элементарных прав. Постоянное чувство незащищённости. Навязчивое желание оказаться в другом, более безопасном месте. Можно подумать, что я пишу о нахождении в СИЗО, но не совсем.

Жизнь в России давно стала подобием тюремного режима. Свобода слова в этой стране — очень дорогое удовольствие. Порой оно может стоить собственной свободы. Но молчание сейчас обходится ещё дороже: оно отнимает жизни, калечит судьбы, и счёт идёт на миллионы. Каждый, кто публично не выступает против этой войны, кто не предпринимает ничего, чтобы её остановить, является пассивным соучастником в этом ужасном преступлении, совершаемом российской властью. Я решил сделать хоть что-то, чтобы выразить своё несогласие.

Сколько тебе заплатили? Ты был пьян? Неужели ты такой идейный?

Вопросы, которые я периодически слышу в свой адрес. Их причина, это элементарное запугивание — главный инструмент в руках российской власти для подавления у населения гражданской позиции и чувства ответственности за решения, принимаемые руководством страны.

Это дикость, что в наши дни мы наблюдаем войну таких масштабов. Дикость, что мы никак не пытаемся её остановить.

Меня ведь судят не за краску и зажигательную смесь. Меня хотят закрыть за слова, позицию, которая неугодна оккупационной власти в Крыму. Но никакие деньги, никакие угрозы и пытки не заставят меня изменить своё мнение.

Я устал бояться. Я не хочу убегать в поисках лучшего места для жизни. Я хочу, чтобы мой родной дом был таковым.

Мой дом — Крым

Мой дом — Украина

background image
От автора
Изображение-image-15db1e30a2ea4799c21b14b98a0daa36efc5835b-900x900-png
бывший заливщик