Изображение-«Мы не смогли предотвратить эту катастрофу, но обязаны предотвратить новую»

«Мы не смогли предотвратить эту катастрофу, но обязаны предотвратить новую»

Журналистка из Иерусалима о том, почему можно поддерживать палестин:ок и осуждать ХАМАС

25 января 2024 года DOXA признали «нежелательной организацией».

Если вы находитесь в России или планируете в нее возвращаться, вам нельзя репостить наши материалы в соцсетях, ссылаться на них и публиковать цитаты.

Подробнее о том, что можно и нельзя, читайте в карточках.

Александра Лисогор — журналистка, живущая в Иерусалиме. Специально для DOXA она написала колонку, в которой объясняет, какие события предшествовали атаке ХАМАС 7 октября, и представляет свою точку зрения на то, как влияет Израиль на жизнь Палестины.

Я пишу эту статью, находясь в Иерусалиме. Утром 7 октября, как и многие в Израиле, я проснулась от звуков сирен и ударов ракет. Трудно прийти в себя после постоянного чтения сводок новостей, просмотра видео с израильскими заложниками в Газе и уведомлений о тысячах раненых и сотнях погибших. Многие мои друзья, с которыми мы последние месяцы выходили на акции против израильского ультраправого правительства и оккупации, получили повестки о срочном призыве и уже отправились в горячие точки конфликта. В это же время мои друзья из кибуца Беэри, подвергшийся нападению одним из первых, пытаются выяснить судьбу своих родных, которые были там — они либо погибли, либо в заложниках.

Территории Западного Берега и Сектора Газа выделены красным цветом, Израиля — бежевым
Территории Западного Берега и Сектора Газа выделены красным цветом, Израиля — бежевым

Вчерашнюю атаку в СМИ и соцсетях называют «неожиданной», «заставшей врасплох», «внезапной». Ни один из этих эпитетов не подходит для описания теракта, ставшего следствием ситуации, взрывоопасность которой была ясна всем, кто получает ежедневные сводки с Западного Берега, Восточного Иерусалима и из Газы. И хотя Газа отделена от Западного Берега, а оба этих географических пункта — от Восточного Иерусалима, события в одной области влияют (1, 2, 3) на принятие решений и настроения в другой. Это один контекст, хотя и сложно устроенный.

Контекст: блокада Газы

Территория Газы находится под военной блокадой Египта и Израиля:

  • Сухопутный переход Рафах находится под контролем Египта и не играл большой роли в экономике Газы и до начала блокады;
  • Израиль же контролирует сухопутную границу Газы, ее морское и воздушное пространство. Это позволяет Израилю следить за перемещением людей и товаров в Газу и из Газы, регулируя их согласно своим интересам и изолируя экономически и политически от Западного Берега.
Изображение-image-d8f56e1909e3cf97e02de3087bae319a9ea14f06-3200x1800-png

Блокада Газы напрямую влияет на экономическое состояние палестинского населения. Так, безработица и бедность в Газе невероятно высоки: 52% безработных среди общего населения, 67% — среди молодежи; 46% жителей Газы живут на 5,50 долларов в день или меньше (по данным на 2019).

Главный промысел в Газе — это рыболовля, она же — единственный источник дохода и пищи для некоторых жителей. Но израильские военные силы ограничивают доступ к побережью, разрешая рыбачить только на 50% территории вод, выделенной для этой цели в соответствии с соглашениями Осло между Израилем и Организацией освобождения Палестины в 1993. Это привело к чрезмерному вылову рыбы на небольшом участке и стало причиной сокращения популяции рыбы и истощения нерестилищ. К тому же сами рыбаки зачастую подвергают свою жизнь и здоровье опасности, становясь мишенью для неразборчивых израильских военных, их лодки и оборудование конфискуются. И без того вялый экспорт то и дело подвергается полным запретам и ограничениям.

Дело усугубляется еще и тем, что лодки и рыболовецкое оборудование нуждаются в постоянной починке и новых деталях, но импорт предметов, необходимых для ремонта и поддержания работоспособности судна, запрещен и блокируется Израилем. И это всего лишь один из многочисленных примеров того, как Израиль препятствует нормализации жизни в Палестине.

Для усиления контроля Израиль ввел определение «материалов двойного назначения», то есть материалов, «предназначенных в первую очередь для гражданского использования, но пригодных также и для военного использования». Фактически это запрет на ввоз «материалов двойного назначения».

Этот запрет негативно влияет на все другие сферы жизни Газы, включая здравоохранение и пожарные службы, поскольку они сталкиваются с нехваткой необходимого оборудования. Так, согласно данным служб экстренной помощи густонаселенного палестинского анклава, находящегося под блокадой Израиля, не хватает пожарно-спасательного оборудования. Оно необходимо и для строительства и ремонта жилья, приходящего в негодность или же полностью уничтоженного после бомбежек территории Израилем. Инфраструктура и государственные услуги в секторе Газа в катастрофическом состоянии.

97% воды, перекачиваемой в сектор Газа, загрязнена и непригодна для питья: израильские ограничения не позволяют восстановить систему водоснабжения и канализации в Газе после бомбежек. Бытовое потребление воды на человека ограничено в Газе примерно 80 литрами в мирные дни, а в дни конфликтов снижалось до 50–60 литров в день. Минимальная суточная норма, рекомендованная Всемирной организацией здравоохранения, составляет 100 литров в день на человека.

Электроэнергия подается всего на несколько часов каждый день: отчасти из-за нехватки топлива, вызванной высокими затратами, а отчасти из-за ограничений, которые Израиль накладывает на ввоз запасных частей для обслуживания существующих систем. Израиль часто перекрывает потоки топлива в Газу, блокируя единственный коммерческий переход. Кроме того, единственная электростанция в Газе не раз оказывалась мишенью для авиаударов со стороны Израиля.

Регулярные отключения электроэнергии повреждают медицинское оборудование. Больницы вынуждены полагаться на генераторы и сокращать объем услуг, в том числе откладывать операции и досрочно выписывать пациентов. Прерывистое электроснабжение также затрудняет нормальную работу водяных насосов и колодцев.

Отключения электроэнергии не позволяют жителям Газы вести обычный для израильтян и европейцев образ жизни: пользоваться стиральными машинами, холодильниками, бойлерами для нагрева воды и многим другим. Эти приборы — неотъемлемая часть жизни многих людей по всему миру. В Газе жители могут пользоваться ими только в те несколько часов, когда есть электричество.

Бомбардировки Израилем Газы освещаются в СМИ раз в несколько лет. Но гуманитарная катастрофа продолжается в Газе все время — даже тогда, когда свет софитов не падает на эту территорию.

После формального перечисления всех пунктов мне бы хотелось, чтобы вы остановились на минуту и представили, как выглядела бы ваша жизнь, будь вы среднестатистическим палестинцем в Газе.

У вас нет работы и нет надежды ее найти. Вы живете в тесноте, возможно, делите жилье с родственниками, дальними и ближними. Когда Израиль начинает бомбардировки, не звучит сирена и вам негде укрыться, так как в Газе нет бомбоубежищ. Израиль практикует «стук по крышеМетод Армии обороны Израиля, заключающийся в предупредительном сбрасывании невзрывных устройств или маломощных бомб на жилые дома в Палестине.», но многие НКО считают этот метод неэффективным. В любом случае, это мало поможет людям, не способным передвигаться самостоятельно, детям, больным, пожилым людям, всем, кому надо успеть спуститься с верхних этажей и отбежать на безопасное расстояние. Электричество и вода малодоступны. Вокруг вас разруха и нищета.

Представить это — не значит оправдать ХАМАС и терроризм

Но Блокада Газы — лишь половина пазла. Вторая половина — это апартеид и оккупация Западного Берега.

Контекст: Западный Берег

ООН подсчитала, что только за последние полгода палестинские жители Западного Берега подверглись почти шести сотням атак со стороны «поселенцев». Поселениями называют гражданские общины, в которых проживают евреи, граждане Израиля, и которые были созданы на территориях Западного Берега, захваченных Израилем после Шестидневной войны в 1967 году. Международное сообщество считает эти поселения незаконными в соответствии с международным правом (см. Резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН за 2003 год). Акты насилия со стороны поселенцев включают в себя (1, 2, 3, 4, 5):

  • организованные погромы палестинских населенных пунктов;
  • убийство местных жителей;
  • блокировки доступа медицинского персонала к пострадавшим;
  • метание камней и причинение увечий жителям;
  • поджоги домов (с палестинцами внутри), имущества, машин, магазинов;
  • незаконное вторжение в дома и кражи;
  • нападения на израильских про-палестинских активистов.

Результат этих атак — десятки убитых и сотни раненых палестинцевПоведение израильской армии, постоянно находящейся на Западном Берегу для защиты незаконных поселений, мягко говоря, неоднозначно. Израильские вооруженные силы зачастую предпочитают не вмешиваться в организованные атаки поселенцев и не принимать мер по их сдерживанию. Однако они же мгновенно арестовывают палестинцев, пытающихся защищать себя и противостоять атакам. Вообще поселенцы пользуются полной безнаказанностью, атакуя не только палестинцев, но и израильских солдат, их же защищающих, а также активистов и журналистов. Некоторые солдаты, живущие там же, поддерживают дружеские отношения с нападающими поселенцами и время от времени, вне службы, сами присоединяются к атакам, что усложняет ситуацию еще больше.

Добиться правосудия у израильской администрации палестинцы не могут: обычно такие случаи остаются без суда. Политика расовой сегрегации (апартеид) проявляется даже в судебной системе. Преступления, произошедшие на Западном Берегу, рассматривают два разных суда: в то время как дела палестинцев рассматривают в израильском военном суде, дела израильтян — в гражданском.

Аргументы из отчета ООН:

  • Во-первых, Израиль институционализировал режим систематического расового угнетения и дискриминации.
  • Во-вторых, этот иностранный режим был установлен с целью поддержания доминирования одной расовой, национальной или этнической группы над другой.
  • И в-третьих, система институциональной дискриминации построена на регулярной практике нарушения прав человека.

Режимную политику Израиля в отношении Западного Берега называет апартеидом и оккупацией и израильский истеблишмент: генералы и адмиралы ЦАХАЛа и сотрудники ШАБАКаСлужба Безопасности Израиля (1, 2). Глава ШАБАКа Ронен Бар даже предупреждал премьер-министра Биньямина Нетаньяху о том, что еврейский терроризм, направленный против палестинцев на Западном берегу, подпитывает палестинский терроризм.

Израильские поселенцы представляют свои нападения как ответ на террористические акты палестинцев, но в реальности это не совсем так. На самом деле это противостояние одной из передовых армий мира и неорганизованных палестинских групп.

Как это выглядит?

Палестинцы, вооруженные камнями и/или ножами, атакуют израильских военных (вооруженных дронами, танками и т. д.) на палестинской территории. При этом с точки зрения международного права израильские солдаты считаются иностранными оккупационными силами.

Большинство палестинских атак совершается на солдат (а не на граждан), и большинство из них происходит на территории Палестины, а не Израиля. Таким образом, это столкновение между колониальным режимом Израиля с плохо организованными и слабо вооруженными группами палестинцев на международно признанной территории Палестины.

Поэтому важно признавать, что говорить о корне атаки — блокаде, оккупации и апартеиде — не значит оправдывать или поддерживать ХАМАС

Я осуждаю атаку ХАМАС 7 октября. Она отвратительна и чудовищна. Однако я не хотела бы утонуть в эмоциях ненависти, страха и жажды мести, которые сменяются беспомощностью и отчаянием. Как гражданка Израиля я желаю видеть решительные действия от нашего правительства. Некоторые из формулировок дальше по тексту — перевод высказываний Breaking the Silence, B’Tselem и omdim beyahad, к которым я присоединяюсь.

Израильская политика в области безопасности на протяжении десятилетий заключается в том, что называется «управление конфликтом» («managing the conflict» / «ננהל את הסכסוך»). Все правительства последних десятилетий говорят о «сдерживании» и «нейтрализации», что фактически означает бесконечные бомбардировки Газы, цель которых — «уничтожить террористов», но они всегда заканчиваются тяжелыми потерями среди гражданского населения. Многие офицеры ЦАХАЛ указывают на трагическую ошибку в израильском понимании безопасности. Невозможно построить тюрьму под открытым небом, которой по факту является территория Газы, и ожидать, что ситуация там рано или поздно не взорвется.

Помимо множества нарушений прав человека, такая политика создала угрозу безопасности для израильских граждан. Вопрос, который задают все израильтяне: где утром 7 октября были израильские солдаты? Почему казалось, что ЦАХАЛ просто исчез, испарился, на протяжении критических часов бездействовал?

Правда заключается в том, что ЦАХАЛ был слишком «занят» оккупацией Западного Берега

Мы отправляем солдат, чтобы обеспечить безопасность вторжений поселенцев в палестинские города, разрушить водяные баки палестинцев, избивать активистов (1, 2), «распиливать» бульдозером дороги (1, 2), разрушать дома родственников палестинских террористов в качестве наказания (1, 2, 3, 4, 5), избивать молящихся палестинцев в Аль Аксе, снимать палестинские флаги с машины, везущей гроб журналистки Ширин Абу Акле и атаковать и избивать траурную процессию…

Десятилетия назад моя страна приняла решение отказаться от безопасности своих граждан (в наших городах, в наших поселках) в пользу контроля и оккупации миллионного гражданского населения и во имя колонизационного проекта еврейских поселенцев.

Число убитых израильтян на 9 октября достигает 800, число убитых в палестинцев в Газе (в течение бомбардировки последних дней) — 510. Около 130 израильтян находятся в заложниках и подвергаются опасности из-за авиаударов своих же ВВС.

Слепая вера в то, что мы можем «управлять конфликтом», не решая его, разрушилась у нас на глазах в одно утро. Она, эта вера, сохранялась до сих пор, потому что мало кто осмеливался ее оспаривать. Но теперь мы обязаны это изменить. Мы обязаны.

О сценариях и возможных планах демонтажа блокады и оккупации — в следующей статье.