Изображение-Как разговаривать с теми, кто вернулся с войны, и можно ли обезопасить себя?

Как разговаривать с теми, кто вернулся с войны, и можно ли обезопасить себя?

Гайд для тех, кто живет в России

25 января 2024 года DOXA признали «нежелательной организацией».

Если вы находитесь в России или планируете в нее возвращаться, вам нельзя репостить наши материалы в соцсетях, ссылаться на них и публиковать цитаты.

Подробнее о том, что можно и нельзя, читайте в карточках.

  1. Что это за гайд?

    В Россию возвращаются участники войны в Украине. Нередко между ними и мирными житель:ницами вспыхивают конфликты: как на бытовой основе, так и на почве отношения ко вторжению и военным действиям. Вчерашние военные могут вести себя агрессивно и на входе в клуб, и в транспорте, и в других общественных местах. При этом провластные и государственные российские СМИ стараются не освещать преступления военных в мирной жизни. На этом настаивает администрация президента, «чтобы россияне не боялись их возвращения».

    DOXA подготовила этот гайд для тех, кто живет в России. Мы поговорили с психолог:инями, а также эксперт:ками из центра «Сестры» и «Насилию.нет» о том, как разговаривать с вернувшимися и не навредить себе.

    Чтобы разобраться в этой теме, мы начали с посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), которое часто встречается у комбатантов. О нем и его последствиях вы узнаете в первых карточках. О том, как разговаривать с теми, кто вернулся с войны, и минимизировать конфликт, мы рассказываем в 7, 8 и 9 карточках; в 10 и 11 карточках мы говорим о том, как помочь детям и подросткам, чьи родственники участвовали в войне, а в конце делимся тем, что делать, если человек пережил насилие.

  2. Что такое ПТСР? Почему оно возникает у комбатантов?

    Посттравматическое стрессовое расстройство может возникнуть в ответ на событие, которое угрожает жизни и безопасности человека. «ПТСР — это пребывание в тумане из-за травмы, когда человек не может вписаться в структуру мирной жизни, он пребывает в своих воспоминаниях. Например, человеку, который вернулся с войны, может казаться, что из-за угла кто-то начнет стрелять. Его организм находится в ожидании опасности», — рассказывает DOXA ВераИмя изменено по просьбе героини., клиническая психологиня из Петербурга.

    Среди травматичных событий, которые влияют на развитие ПТСР, психологи:ни выделяют пытки, войну, сексуализированное насилие, жестокое обращение в семье, потерю ребенка, депортацию, автокатастрофу и другие травматические эпизоды, которые разрушают чувство защищенности человека.

  3. Как понять, что у человека ПТСР?

    Симптомы этого расстройства обычно проявляются в течение нескольких недель после травмирующего события, но могут начаться и позже. Помимо состояния «начеку», человека с этим расстройством могут преследовать кошмары о пережитом и «флешбэки»Это повторяющееся воспоминание, которое возникает у человека непроизвольно. Он может внезапно начать переживать травматичный опыт, если рядом есть какой-то триггер, например, человек в военной форме или звук взрыва., а среди физических симптомов — нерегулярное сердцебиение, головные боли, мышечное напряжение, тошнота, боль в суставах и другая боль в теле.

    Военного с ПТСР, который вернулся в мирную жизнь, могут провоцировать определенные звуки, ситуации и запахи. К числу распространенных триггеров, на которые реагируют комбатанты с этим расстройством, относятся громкие звуки, напоминающие взрывы и выстрелы, неожиданные прикосновения, телепередачи, связанные с войной, шумные места, где много людей, и даже запах гари после фейерверка.

    В случае с военными, одних симптомы ПТСР приводят к агрессии, других — к апатии. Кроме того, у человека могут возникнуть проблемы с эмпатией. «При ПТСР у человека растет сгусток боли внутри. Ему сложно встроиться, ведь на фронте все ясно: вот это наши, там не наши. А так как у них боль сильная, они не чувствуют людей, даже близких. Какая там эмпатия, какое там сострадание? На войне это нельзя», — объясняет DOXA психотерапевт Евгений Александров, который раньше работал с военными из Афганистана и Чечни.

  4. Это расстройство есть у каждого, кто вернулся с войны?

    С ПТСР сталкивается не каждый комбатант: например, это расстройство встречалось у 15% американских военных, участвовавших в войне во Вьетнаме. На риск развития ПТСР влияют время нахождения в зоне вооруженного конфликта, пережитое насилие в детстве, ментальные расстройства, которые могли быть у человека до войны, и другие факторы.

  5. Если у военного нет ПТСР, то он неопасен?

    Война так или иначе влияет на психику всех военных. Так, «флешбэки» встречаются и у людей, которым не диагностировали ПСТР, а к негативным последствиям могут приводить и другие факторы, например, социального характера.

    «Опасны не столько симптомы ПТСР у военных, сколько последствия той непристроенности, которую они ощущают. Например, когда у вернувшегося заканчиваются те деньги, которые ему выплачивали на войне и он возвращается к зарплате в условные 20 тысячЕжемесячная зарплата контрактника в Российской армии составляет минимум 210 тысяч рублей.», — объясняет психологиня Вера.

  6. Действительно ли ПТСР у военных ведет к повышению уровня насилия в обществе?

    Психолог:иням сложно оценить общий вклад людей с ПТСР в повышение уровня насилия в обществе во время войны. По словам психолога и автора телеграм-канала «Море волнуется, а ты нет» Галины Петраковой, на рост агрессии, помимо расстройства, влияют и другие факторы: «Это общая легитимации насилия во время войны: например, использование убийства как средства решения проблем в повседневной жизни и большее потребление участникамиКак бывшими военными, так и действующими, в том числе и без диагноза ПТСР. военных действий алкоголя». Например, этой осенью снайпер, воевавший в Украине, напал на инспектора ГИБДД в Волгоградской области, агрессию спровоцировал протокол за вождение в нетрезвом виде.

    «В России нет точной статистики о ПТСР среди военных, и сами вернувшиеся могут не знать о потенциальном расстройстве из-за стигматизацииФормирование предвзятого, зачастую негативного отношения к отдельному человеку или группе людей на основании каких-то психологических, физических и других особенностей. людей с ментальными заболеваниями. В России общая осведомленность о ПТСР и других психических расстройствах настолько низкая, что мешает людям увидеть “красные флаги” в собственном состоянии и состоянии своих близких и обратиться за помощью. Помимо этого, многие симптомы и проблемыПсихолог выделяет злоупотребление алкоголем и наркотиками, агрессию, рост домашнего насилия и трудность в построении эмоциональных связей., связанные с ПТСР, даже будучи в яркой степени, считаются скорее традиционными мужскими особенностями, чем тревожными состояниями, требующими диагностики», — объясняет психолог Галина Петракова.

    Военные с ПТСР могут также представлять угрозу не только для других, но и для себя: часть из них предпринимают попытки самоубийства. При этом люди с таким расстройством могут получить помощь: например, национальный центр ПТСР в США тратит примерно 30 миллионов долларов на медицинскую помощь и терапию для комбатантов. Этой весной в России появился фонд для поддержки ветеранов войны против Украины, но оценить качество такой терапии крайне сложно. Клиническая психологиня Вера сомневается в том, что за семь месяцев работы фонда комбатанты могли серьезно измениться: «Нужна не только терапия, но и комплексный подход: помощь в трудоустройстве, создании своих хозяйств (бизнеса) по типу кураторства, путевки на отдых и реабилитацию».

  7. В общественных местах в России все чаще появляются люди, вернувшихся с войны, которые ведут себя агрессивно. Как в такой ситуации обезопасить себя?

    «Стараться объективно оценивать риски и по возможности избегать взаимодействия. Точно не следует вступать в конфликт, выяснять отношения. Легитимизация насилия на войне приводит к тому, что у вернувшихся людей будет гораздо меньше психологических барьеров, которые позволяют им удержаться от физического насилия в ваш адрес», — объясняет DOXA психолог Галина Петракова.

    Психотерапевт Евгений Александров советует смотреть по состоянию вернувшегося с фронта: «Если он сильно агрессивный, под наркотиками или алкоголем, тогда разговора нет вообще. Просто отойти и все».

    Клиническая психологиня Вера предлагает минимизировать контакт в любом случае: «Скорее всего, мало кто из вернувшихся военных будет проявлять себя в трезвом состоянии чрезмерно агрессивно. Но в любом случае не стоит с ними один на один связываться. Они могут быть вооружены или использовать подручные средства в качестве оружия».

  8. А что может спровоцировать вернувшегося военного на агрессию?

    По словам психотерапевта Евгения Александрова, людям, прошедшим через войну, очень важно ощущать правоту своих действий: «За что они воевали? Зачем? Если не ответить на эти вопросы, они застрелятся. Поэтому любая критика и другая точка зрения для них болезненна и сразу идет защита от нее».

    «Если этот вернувшийся военный столкнется с несправедливостью, по его мнению, он начнет взрываться. Обида и несправедливость порождает агрессию, а не сам страх, мол, я воевал, меня чуть не убили. И обесценивание его “вклада” тоже влияет. Не дай бог он от соседа услышит: “Да тебя там [в Украине] никто не ждал”. Не стоит их затыкать, отстаивать политические позиции. Наивно полагать, что человек, который воевал, сломал все свои психологические защиты на войне, скажет: “Да, зря была эта война. Зря я два года гнил в окопах”. Допускаю, что такие тоже будут, но это единицы», — говорит клиническая психологиня Вера.

    Но не только критика и обесценивание становятся триггерами для военных. Клиническая психологиня Вера приводит примеры ситуаций, которые могут быть потенциально опасными: «Жена как будто слишком с соседом приветлива, дети или подростки не выказывают послушания, в очереди в поликлинике не пропустили».

  9. Как минимизировать конфликт, если он уже начался?

    Эксперт:ки советуют даже во время конфликта сохранять нейтральный тон и спокойное выражение лица. «Перед вами военный, который бравирует тем, что воевал, поэтому нужно быть максимально осторожным. Держите внимание на своем тоне голоса, выражении лица, старайтесь не переходить на крик», — объясняет клиническая психологиня Вера.

    Во время такого конфликта важно успокоиться. Психологи:ни советуют отслеживать собственную физическую реакцию на угрозу: например, дыхание может стать более поверхностным, а сердцебиение участиться. Справиться помогут дыхательные техники: найдите наиболее комфортную для вас позу и сделайте несколько глубоких вдохов.

    Одной из стратегий поведения может быть умеренная эмпатия, советует экспертка. «Градус обиды можно сбить фразами: “Давайте попытаемся разобраться в этой ситуации”, “Я вижу, что вам действительно обидно”, но здесь главное не перегибать [с эмпатией] и сохранять спокойствие, насколько это возможно. Даже если вы взаимодействуете с агрессивным человеком, на начальном этапе мысленно задайте себе вопрос: “Почему он такой? Что он хочет до меня донести своей агрессией? Что в нем сейчас клокочет, какие эмоции?”» — заключает психологиня Вера.

    Если вы понимаете, что человек не хочет вас слушать, то необходимо минимизировать контакт. «Лучший способ отстоять свои границы — установить границы физические и не находиться на одной территории», — говорит Галина Петракова.

  10. Как объяснить ребенку, что его родственник (например, дядя) изменился после пребывания на фронте и может потенциально представлять опасность?

    Психолог Галина Петракова в интервью отмечает, что первоначальная задача — обезопасить ребенка всеми способами — должна лежать на родителях.

    При этом разговор с ребенком тоже важен. «Следует доступными словами с учетом возраста ребенка рассказать, что такое ПТСР [если речь идет об этом диагнозе]. Подчеркнуть, что в развитии этого расстройства и в поведении родственника ребенок не виноват. Дать ему возможность задать вопросы и поделиться своими чувствами по поводу происходящего. В разговоре лучше опираться на факты и воздержаться от чрезмерно эмоциональных и оценочных суждений. Можно сосредоточиться на конкретных изменениях в жизни семьи, если они есть. Например, сказать: “Какое-то время мы не сможем навещать дядю и приглашать его в гости”», — заключает психолог.

    В разговоре следует напомнить, что вы на стороне ребенка и его чувства нормальны и естественны. Галина Петракова приводит такие фразы: «Я понимаю, что ты злишься на дядю — любой на твоем месте бы разозлился. Я слышу, что ты думаешь, что это несправедливо, мне тоже так кажется. Я полностью тебя понимаю».

  11. Как подросток с антивоенными взглядами, у которого родственник вернулся с войны, может обезопасить себя?

    «Я бы посоветовала обратиться ко взрослым, которым подросток доверяет и с которыми можно откровенно обсудить ситуацию. Это могут быть родственники, учителя, родители друзей. В идеальном мире для решения этой проблемы должны были бы подключиться социальные службы. Эмоциональную поддержку можно попробовать найти среди людей, которые разделяют твои ценности, и она очень важна. И обратиться к инициативам, которые предлагают бесплатную психологическую помощь в подобных ситуациях», — рассказывает психолог Галина Петракова.

    Клиническая психологиня Вера предупреждает подростков с антивоенной позицией доверять свои переживания только тем сотрудни:цам школы, к которым есть доверие, поскольку сейчас «вся бюджетная сфера, и школы в том числе, пронизана идеей поддержки войны».

    За помощью подростки могут обратиться в центр психологической поддержки «Твоя территория», написать в чат-бот фонда «Сфера», и специалист:кам центра «Насилию.нет». Также помочь может вот этот гайд для тех, кому еще нет 18-ти.

    Психологиня Вера отмечает, что редко встречает подростков с антивоенной позицией, у которых воюет кто-то из родственников. «Как правило, большая часть семьи поддерживает этого родственника, так работает психика. Папы часто делятся с сыновьями тем, что происходит на войне: фотографиями, рассказами, и это глубоко травмирует ребенка. Развивается вторичная травмаЭто косвенная травма, которую человек может испытать при воздействии изображений или историй о травматическом опыте других людей. По словам экспертки центра «Насилию.нет», для развития такого рода травмы не обязательно прямое участие в опасной ситуации, а стресс при вторичной травме могут быть такими же интенсивным, как перед лицом реальной опасности.. Главный совет подросткам — не провоцировать этих родственников», — заключает клиническая психологиня.

  12. Если все-таки человек столкнулся с насилием со стороны вернувшегося военного, как ему помочь?

    Анна Богомолова, специалистка Центра «Сёстры», поделилась с DOXA общими принципами поддержки близких, переживших насилие, которые будут актуальны и в этом случае:

    • Будьте готовы выслушать. Слушать — это тоже форма поддержки. Разговор о произошедшем в безопасной обстановке и поддерживающей атмосфере может сам по себе стать целительным, помочь осознать и осмыслить ситуацию, разобраться в чувствах, с нею связанных, и решить, как действовать дальше.
    • Верьте тому, что вам рассказывают, не вините в случившемся и прямо скажите об этом. Недоверие может сильно ранить переживших насилие, внушить чувство вины и стыда, а страх не получить поддержку заставит молчать.
    • Признайте чувства другого и серьезность случившегося. Если ваш близкий человек высказывает намерения или приходит к решениям, которые могут навредить, поддержите чувства, которые вызвали такое намерение, и предложите вместе поискать другой выходНапример, можно обратиться в «ИНГО. Кризисный центр для женщин», центр «Сёстры», Консорциум женских неправительственных объединений. Если насилие случилось в детстве, подростковом возрасте, или пострадал ребенок, обратиться можно в проект «Тебе поверят»., дав понять, что вы готовы помочь реализовать безопасные варианты действий. Например, найти психотерапевт:ку, котор:ая поможет профессионально поддержать.
    • Цените оказанное вам доверие и храните конфиденциальность. Не рассказывайте чужую историю другим людям и не обсуждайте ее без разрешения вашего близкого человека. Решать, кому рассказывать, могут только сами пережившие.

  • 1. Что это за гайд?
  • 2. Что такое ПТСР? Почему оно возникает у комбатантов?
  • 3. Как понять, что у человека ПТСР?
  • 4. Это расстройство есть у каждого, кто вернулся с войны?
  • 5. Если у военного нет ПТСР, то он неопасен?
  • 6. Действительно ли ПТСР у военных ведет к повышению уровня насилия в обществе?
  • 7. В общественных местах в России все чаще появляются люди, вернувшихся с войны, которые ведут себя агрессивно. Как в такой ситуации обезопасить себя?
  • 8. А что может спровоцировать вернувшегося военного на агрессию?
  • 9. Как минимизировать конфликт, если он уже начался?
  • 10. Как объяснить ребенку, что его родственник (например, дядя) изменился после пребывания на фронте и может потенциально представлять опасность?
  • 11. Как подросток с антивоенными взглядами, у которого родственник вернулся с войны, может обезопасить себя?
  • 12. Если все-таки человек столкнулся с насилием со стороны вернувшегося военного, как ему помочь?