Изображение-Как из друзей-мотоциклистов сделали «террористов»

Как из друзей-мотоциклистов сделали «террористов»

«Сначала его били, потом подключили к проводам»

25 января 2024 года DOXA признали «нежелательной организацией».

Если вы находитесь в России или планируете в нее возвращаться, вам нельзя репостить наши материалы в соцсетях, ссылаться на них и публиковать цитаты.

Подробнее о том, что можно и нельзя, читайте в карточках.

Больше года трое жителей Ессентуков в Ставропольском крае находятся в СИЗО по обвинению в подготовке к поджогу военкомата. DOXA рассказывает, как друзей-мотоциклистов, критиковавших российское вторжение в Украину, сначала обвинили в хранении оружия и наркотиков, а затем под пытками заставили признаться в «восхищении» полком «Азов» и записали в террористы.

TW: описание пыток и попытки суицида.

«Залетают ко мне домой, выламывают ворота, с ходу ударяют по спине. Обыск проводили пять омоновцев, два опера и один фсбшник. Потом еще приехал участковый, кинологи с собаками, привезли своих понятых, — так описывает свое раннее утро 8 октября 2022 года 39-летний житель Ессентуков Владимир Бурмай. — Пока все собирались, мою жену заперли на кухне, омоновцы в масках начали орать: “Мы тебя, сука, убьем, говори, где все спрятано”. Через неделю из-за этого у нее случился выкидыш».

До 2018 года на протяжении 15 лет Владимир работал в местной полиции. По его словам, уволиться пришлось после рабочего конфликта с ФСБ, но об этом решении он не жалеет: «на гражданке чувствовал себя свободнее».

Во время обыска силовики не нашли у Владимира Бурмая ничего, кроме зарегистрированного оружия и запчастей от него. А потом его начали расспрашивать о друге Сергее Дудченко, утверждая, что тот вступил в связь с СБУСлужба Безопасности Украины.

Примерно в это же время неподалеку от городского вокзала в квартире Дудченко как раз проходили обыски. Владимир Бурмай этого не знал, но версию о связях друга с СБУ сразу отмел: «Он безобидный, этот человек всю жизнь собак и кошек бездомных пристраивал и на трех работах работал. То что он против войны выступал, это вопросов нет, но не то что с кем-то связался».

Позже, уже вечером, Владимир прочитал новости о взрывеРанним утром 8 октября 2022 года Крымский мост был подорван при помощи грузовика, начиненного взрывчаткой. Крымского моста и «сразу все понял». «Я знаю, что у местного ФСБ большие проблемы с показателями: чтобы давать настоящие, реальные показатели, нужно выходить из кабинета и ходить по улицам. А зачем, когда группу террористов можно создать из любых несогласных с властью?».

«1%»: друзья-мотоциклисты против вторжения

Владимир Бурмай вспоминает, что узнал о передислокации российских войск в Украину за два дня до полномасштабного вторжения и не мог поверить услышанному. В разговорах с друзьями и коллегами он занимал антивоенную позицию, но подчеркивает, что не участвовал в акциях и даже не публиковал антивоенные посты. Вместе с друзьями-мотоциклистами Сергеем Дудченко, Николаем Мурневым, Расимом Булгаковым и Кириллом Бузмаковым они состояли в телеграм-чате на восемь человек под названием «1%». До начала вторжения политику в нем «обсуждали очень редко, в основном о жизни болтали». Однако после 24 февраля помимо мотоциклов одной из главных тем переписок стала военная агрессия России в Украине.

По рассказам знакомых, самую активную антивоенную позицию занимал тот самый Сергей Дудченко. В своем инстаграме с анархистской монограммой на аватарке помимо фотографий с мотоциклами он публиковал и проукраинские посты. Весной, по воспоминаниям Бурмая, он даже проехался по Ессентукам на своем мотоцикле с украинским флагом, сфотографировался и опубликовал фотографии. Вероятно, поэтому, в отличие от Бурмая, 8 октября у него не просто прошли обыски. В тот день его еще и арестовали по административной статье о «неповиновении требованиям полиции» — якобы за отказ проследовать в служебный автомобиль для составления протокола о «мелком хулиганстве».

Владимир Бурмай вспоминает, что вечером после обысков они с друзьями из телеграм-чата собрались обсудить произошедшее и риск того, что силовики придут к остальным. «Булгаков и Мурнев сказали: “Да пусть приходят, мы не волнуемся”», — говорит Владимир.

Об этой встрече вспоминает и Анна, жена Николая Мурнева, другого участника встречи: «С этого момента мы понимали, что к нам придут с обыском, потому что муж очень тесно общался с Сергеем. Мой муж автомеханик, они в гаражах ремонтировали мотоциклы, машины. Но муж ответил: “Мне бояться нечего, у меня ничего нет”».

«Я только уложила младшего сына, которому было полгода»: аресты, пытки и попытка суицида

Спустя два дня после встречи за «мелкое хулиганство» арестовали10 октября Минераловодский городской суд арестовал его на сутки за «нецензурную брань в общественном месте», а 11 октября находящийся в получасе езды Пятигорский городской суд арестовал его на пять суток за такое же правонарушение в общественном месте, хотя срок предыдущего ареста еще не истек. торгового представителя Кирилла Бузмакова. По словам бывшего полицейского Владимира Бурмая, Бузмаков был другом Сергея Дудченко. Владимир его почти не знал и за всю жизнь видел всего два раза. Он утверждает, что во время задержания Кирилла пытали, пытаясь выбить показания о причастности к «Азову».

В редакции есть скриншот сообщения Кирилла Бузмакова с подробным описанием действий полицейских: «Сначала тебе угрожают расправой, в моем случае расстелили пакеты в углу кабинета, поставили на колени и начали играться стволом, тыча мне его в затылок. При этом говоря, что ты нам по сути уже не нужен, все уже дали на тебя. Потом они меня просто пиздили, особенно когда заходил начальник управы. Практически все мои показания у них уже были, хотя я слово еще не сказал».

Вскоре после пыток и задержания Бузмакова силовики пришли с обысками в квартиру семьи Мурневых — Анны, Николая и их четырех несовершеннолетних детей. Анна вспоминает, что это было обычное утро: она проводила мужа на работу, поехала по делам и вернулась домой к обеду в квартиру на окраине города. «Я только уложила младшего сына, которому на тот момент было полгода, и они пришли. Старший семилетний сын в своей комнате собирал лего. Конечно, он был напуган и спрашивал потом: “Что, папу арестовали?”. Я сказала ему, что просто пришли проверить оружиеВ доме у Мурневых было зарегистрированное охотничье оружие. По словам Анны, Николай всегда хранил его в сейфе, а ключи носил с собой.».

Анна рассказывает, что на обыски приехали трое силовиков вместе с собственными понятыми, представив их как «общественных деятелей». «Я предложила позвонить мужу, чтобы он приехал с работы и мы проводили обыск вместе с ним. Они сказали, что ему сейчас не до этого. [После обыска в квартире] пошли в гараж. За диваном они нашли бутылки, похожие на коктейли Молотова, собрали все, что видели: металлоискатель, провода обычные, муж занимался электроникой и все время паял, болты, бутылку с антифризом. Собирают все, что есть в любом гараже, и делают из этого набор террориста», — говорит Анна. Позже, по ее словам, сосед рассказал, что видел, как силовики заносили бутылки, похожие на коктейли Молотова, в гараж еще до обыска. Однако давать показания на суде он побоится: «подкинут еще что-то».

background imagedonation title
Мы рассказываем про военное вторжение России в Украину, протесты и репрессии. Мы считаем, что сейчас, когда десятки медиа закрылись или перестали освещать войну, доступ к независимой информации важен как никогда.

К тому времени как полицейские проводили обыски, муж Анны Николай Мурнев уже был задержан. По воспоминаниям Владимира Бурмая, Николай перестал выходить на связь после 10 часов утра. Согласно сайту городского суда, в 12 часов этого же дня его арестовали за «мелкое хулиганство»: якобы он «выражался грубой нецензурной бранью в общественном месте». Одновременно по этой же статье арестовали еще одного участника чата — Расима Булгакова. Решение принимал один и тот же судья Сергей Губренко. И постановления настолько похожи, что в решении по делу Мурнева даже сделана ошибка: в одном месте вместо его фамилии написана фамилия Булгакова.

По словам руководителя «Первого отдела» Дмитрия Заир-Бека, схема, когда человека задерживают по административной статье, параллельно фабрикуя уголовное дело, не нова. «До войны она не применялась по фсбшным классическим делам, это было нетипично. Сейчас практически каждое первое дело, которое возбуждается силовиками против тех, кого пытаются притянуть к преступлениям террористической направленности или против госбезопасности, выглядит примерно так. За то время, что человека маринуют под административным арестом, силовики согласовывают материал, который у них уже есть, с региональным или федеральным центром. Параллельно они закрывают белые пятна, добывая нужную информацию, в том числе с помощью пыток».

Как и Кирилла Бузмакова, Николая Мурнева во время задержания пытали. Позже, уже находясь в СИЗО, он рассказал жене о том, как это происходило. Во время похода в магазин рядом с ним остановился минивэн, откуда выбежали сотрудники в масках. Они связали его и с мешком на голове привезли в неизвестное помещение: «Сначала его били, потом подключили к проводам и били током до болей в сердце. На руках снимали отпечатки пальцев скотчем, потом он окажется на бутылках [с горючей смесью]. Вкладывали в руки разные предметы. Говорили, что четверых детей заберут в детдом, жене подкинут наркотики, если не согласится подписать то, что просят. В итоге он подписал показания против себя и нескольких человек из их группы».

Глава «Команды против пыток» Сергей Бабинец в комментарии DOXA отметил, что дела по статьям о терроризме часто сопровождаются пытками фигурантов: «В общественном понимании сформировался стереотип, что террористы не люди, это тянется еще со времен отлитого в граните путинского “Мочить в сортире”Цитата Путина 1999 года в время Второй российско-чеченской войны: «Мы будем преследовать террористов везде. В аэропорту — в аэропорту. Значит, вы уж меня извините, в туалете поймаем, мы и в сортире их замочим, в конце концов. Всё, вопрос закрыт окончательно».. Привлечь виновных в пытках подозреваемых в пособничестве или терроризме к ответственности не удалось ни разу. Эффективно расследовать такие дела следствие не хочет».

Об использовании пыток, когда дело ведет ФСБ, также говорит участник «Зоны солидарности» Иван Асташин: «Если задержания проводит ФСБ, то чаще всего человека пытают. Даже если он сознается в том, что, к примеру, поджег военкомат от него все равно стараются добиться формулировок, которые подходили бы под статью о теракте, а не порче имущества».

В видео, которое оказалось в редакции DOXA, Николай Мурнев подтвердил факт пыток. В нем, часто вздыхая, он рассказывает, что его заставили оговорить себя и друзей: «Под пытками заставили признаться, что мы с Сергеем приготовили зажигательные смеси якобы для поджога военкомата, но все это было вырвано из переписки. Затем привезли в СИЗО, отправили в карантинную камеру. Там на меня тоже оказывалось давление со стороны заключенных, которые, насколько я понял, работали на администрацию тюрьмы, снова угрожали пытками. Чтобы больше не давать признательные показания, мне пришлось нанести себе телесные повреждения: вскрыть шею [артерию] ложкой. После этого меня поместили в штрафной изолятор, где я провел восемь суток».

О жизни после пыток

Через что проходят и как восстанавливаются люди, пережившие пытки

«После того как тебя запытали в отделе, как собаку, слушать про то, что у кого-то там проблемы на работе, кажется смешным»

Изображение-Через что проходят и как восстанавливаются люди, пережившие пытки
Роса
Роса

Анна Мурнева до сих пор с трудом переживает произошедшее с мужем: «Признать, что это происходило, очень сложно. После того как я узнала [про пытки и попытку суицида], мне понадобилось очень много сил, времени и работы с психологом, чтобы как-то с этим жить дальше».

Произошедшие события сильно изменили и жизнь Владимира Бурмая. 12 октября он уехал из страны: «Мне позвонил знакомый опер из отдела и сказал: “Братан, за тобой придут, жди”. Я понимаю, что тоже оказался во всей этой кухне, хотя в ходе обыска у меня ничего не нашли. Я сажусь в машину, беру минимум вещей и лечу на границу с Грузией, там три часа от нас ехать. В три утра прохожу границу, а в пять меня уже, по словам знакомых, ставят на контроль, чтобы я не мог выехать. Жена осталась в России, потому что у нее даже не было загранпаспорта, мы никогда в жизни не были за границей и всегда работали».

Восхищение «Азовом», склад с оружием и наркотики: как ФСБ фабрикует дела о терроризме

В конце октября пресс-служба ФСБ опубликовала пресс-релиз о предотвращении теракта в Ставропольском крае. В нем задержанных назвали «сторонниками идеологии украинских националистических организаций». На опубликованном видео можно узнать Сергея Дудченко, которого люди в камуфляже кладут на землю, заламывая руки. Затем силовики показывают сначала якобы найденные гранаты и патроны, огнестрельное оружие, металлоискатель, тубус от гранатомета, бутылку с ацетоном и проволоки.

В конце видео Кирилл Бузмаков глубоко дыша говорит, что они вместе с единомышленниками «восхищались» полком «Азов» и «брали пример» с него. «В случае беспорядков мы примем участие непосредственно на стороне вооруженных сил Украины, поддержим эти беспорядки, поскольку у нас имеется вооружение и организованная группа», — говорит Кирилл на видео. На скриншоте сообщения, предоставленного Бурмаем, Бузмаков говорит, что видео было записано после нескольких часов пыток.

Как еще фабрикуют дела

Дело Валерии Зотовой

Как ФСБ фабрикует дела о «покушениях на теракты»

Изображение-Дело Валерии Зотовой
Иван Асташин
Иван Асташин

К этому времени все фигуранты дела, за исключением уехавшего Владимира, уже находились в СИЗО по различным уголовным делам. Анна рассказывает, что после доставления в отдел у ее мужа Николая Мурнева якобы нашли сверток с наркотиками. Впоследствии против него начали уголовное дело о приобретении наркотиков в крупном размере. Доказательством стал тот самый якобы обнаруженный во время задержания сверток с 0,89 грамма синтетического каннабиноида. Такое же дело завели и на Расима Булгакова. По обоим делам назначили условные сроки.

В распоряжении DOXA оказался протокол опроса адвокатом Расима Булгакова. В нем Расим подробно рассказывает, что его, как и Мурнева, задержали во время похода в магазин люди в темно-сером микроавтобусе, где ему перевязали глаза, а затем избивали, расспрашивая про покупку оружия Дудченко и Бурмая, а также про отношение к Украине. Приложив палец Булгакова к экрану, они разблокировали его телефон: «Потом мужской голос мне сказал: “Что ты заднюю даешь, ты же топишь за Украину!”. Я ответил, что нет. Потом я услышал, как в микроавтобус открылась дверь, зашел один человек. После этого к кончикам пальцев моих рук, скованных за спиной, подключили зажимы. После этого раздался щелчок и по телу прошел слабый разряд тока». Затем силовики начали снимать с него штаны и угрожали пустить ток через половые органы.

В показаниях Расим Булгаков говорит, что наркотики ему подкинули в микроавтобусе: «Тот человек, что был справа от меня, сказал, что я должен искупить свою вину, и он мне сейчас закинет “пакетик”, и что я должен сказать, что нашел его на улице». По приезде в отдел полиции из-за страха Булгаков повторил эту версию. Затем сотрудники провели обыск в его доме, где ничего не нашли, а затем снова привезли в отделение, где дали ему подписать заранее написанные показания. Позднее от показаний о пытках и подбросе наркотиков Расим Булгаков полностью откажется, став свидетелем обвинения.

В реалистичность обвинений в приобретении наркотиков не верит ни жена Николая Мурнева, ни близкий друг Владимир Бурмай: «Я могу поверить во все, но не в то, что Булгаков, Мурнев, люди, которые алкоголь практически не употребляют и очень негативно относятся к наркотикам, становятся наркоманами и у них в крупном размере находят соли».

Согласно данным на сайте суда, наркотики после административного ареста также нашли и у Сергея Дудченко. Вдобавок ему вменили статьи о незаконном обороте оружия и взрывчатых веществ, заседания по этому делу постоянно переносятся. Анна Мурнева была лично знакома с Сергеем и знала о том, что он владеет оружием: «Они с мужем давно общались, но я ничего странного не замечала. Оружие у них было, но все зарегистрировано, и зачем им понадобилось бы другое, я не знаю». Против Кирилла Бузмакова также завели дело об обороте оружия — его приговорили к трем годам колонии-поселения еще в феврале 2023 года.

Изображение-image-641b727d2ae4b99892a39f48e7a7a63322e5b5bc-3360x1800-png

Обвинения в терроризме, «разведка» в военкомате и поиски адвоката

Дела о наркотиках и хранении оружия были лишь началом. Согласно документам, оказавшимся в распоряжении DOXA, 15 октября, через неделю после задержания первого фигуранта, против Николая Мурнева, Сергея Дудченко, Владимира Бурмая и Кирилла Бузмакова завели уголовное дело о приготовлении к теракту. По версии следствия, они планировали поджог здания военного комиссариата в Пятигорске, а также неоднократно обсуждали захват стрелкового оружия. Среди возможных целей в заключении указаны, например, ОВД и воинская часть в Ессентуках.

Следствие утверждает, что с началом мобилизации Сергей Дудченко якобы предложил другим участникам чата поджечь военкомат, «на что они согласились». В документах также говорится, что после этого Николай Мурнев якобы провел «разведку» в военном комиссариате. Жена Николая с этой версией категорически не согласна. Анна вспоминает, что в тот день муж рассказал ей о звонке из военкомата и требования привезти документы, подтверждающие, что он отец четырех детей: «Конечно, он переживал и не хотел ехать воевать в Украину. Из их компании один друг согласился на мобилизацию, и они ездили его отговаривать, объяснять что-то, но это не помогло. Разведка — это смешно. Муж объяснял, что он пришел и его даже не записали в журнал».

В качестве доказательств организации поджога в обвинительном заключении перечислены сообщения из телеграм-чата «1%», в котором состояли все задержанные. «Они пишут, что 8 октября мы в телеграм-чате обсуждали, что хорошо бы, чтобы Украина ударила ядерными бомбами по России и Москве. Но 8 октября группы уже не существовало, потому что у нас отобрали телефоны, а у кого не отобрали, переписки уже удалили», — объясняет Владимир Бурмай.

Отдельное внимание в обвинении уделено инстаграму Сергея Дудченко, где он делал антивоенные посты. Число 88 в никнейме названо отсылкой к нацистскому приветствию «Хайль Гитлер»14/88 — кодовый лозунг неонацистов. Число иногда трактурют как зашифрованное приветствие Heil Hitler! поскольку буква «H» восьмая в алфавите.. Самого Сергея в документах называют последователем Гитлера, и утверждается, что в компании у него даже якобы была кличка «Адольф». Владимир рассказывает, что такую кличку ему дал свидетель обвинения Юрий Колещатый за то, что «по молодости катался на мотоцикле в длинном кожаном плаще, похожие плащи немецкие офицеры носили». Однако, по словам Бурмая, в обиходе эту кличку никто не использовал, а Сергей о фашистской идеологии никогда ничего не говорил.

В марте 2023 четырех фигурантов дела добавили в перечень терористов и экстремистов, а в январе этого года в Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону начались первые судебные заседания по делу. По вменяемым статьямСтатья 30, часть 1, статья 205, часть 2, пункт «а» УК. о подготовке к поджогу фигурантам грозит до 10 лет лишения свободы. По аналогичным статьям в декабре жителя Екатеринбурга приговорили к шести годам, а двух сторонников политика Вячеслава Мальцева к шести и десяти годам лишения свободы.

После приговора мужу по делу о наркотиках Анна Мурнева вместе с детьми уехала из страны. Из-за постоянных угроз мужу подкинуть ей наркотики и сдать детей в детский дом говорить о фальсификации дела и пытках она смогла начать только после переезда. Сейчас она обращается в правозащитные организации и ищет адвоката для мужа: «Адвокаты, которые что-то могут сделать, стоят очень дорого. Мы сейчас находимся с детьми в другой стране, и таких денег у нас нет. Сейчас мы все еще ищем кого-то, кто просто не побоится заявить о пытках».

Поддержите фигурантов дела. Поделитесь этим материалом и напишите им письма.

Ставропольский край, г. Пятигорск, ул. Теплосерная, д. 123, ФКУ Следственный изолятор № 2 УФСИН России по Ставропольскому краю, Мурнев Николай Сергеевич, 1988 г. р.

Ставропольский край, г. Пятигорск, ул. Теплосерная, д. 123, ФКУ Следственный изолятор № 2 УФСИН России по Ставропольскому краю, Дудченко Сергей Алексеевич, 1987 г. р.

Ставропольский край, г. Пятигорск, ул. Теплосерная, д. 123, ФКУ Следственный изолятор № 2 УФСИН России по Ставропольскому краю, Бузмаков Кирилл Сергеевич, 1986 г. р.