Изображение-Как бурят сделали ответственными за войну в Украине

Как бурят сделали ответственными за войну в Украине

Интервью с Марией Вьюшковой, аналитиком фонда «Свободная Бурятия»

В последние годы в сюжетах российской пропаганды часто можно было встретить нарратив о «боевых бурятах Путина». Ещё больше его упоминание участилось вместе с началом полномасштабного вторжения России в Украину. Бурят обвиняют в особой приверженности идее «русского мира», «нецивилизованности», мародёрстве и массовых убийствах гражданского населения в Киевской области.

Аналитик фонда «Свободная Бурятия», исследовательница Мария Вьюшкова рассказала DOXA о том, откуда появились мифы про бурят, кто их распространяет и как фонд доказывает, что эти мифы имеют мало общего с действительностью.

Боевые буряты Путина: истоки ксенофобного мема

Ксенофобный нарратив про «боевых бурят» появился ещё в 2015 году. Буряты из 5-й танковой бригадыquestion symbol действительно участвовали в войне на Донбасе, и там они сразу оказались в центре внимания просто из-за своей внешности. Потом, конечно, было видео «Бурят? Как я рад!» с Кобзоном и обгоревшим танкистом Доржи Батомункуевым. Важно понимать, что командир экипажа Батомункуева был русским, и говорить, что там были одни буряты — неверно.

Дополнительную поддержку миф о «боевых бурятах» получил после пропагандистского видео с подростками «Боевые буряты Путина»question symbol. Прокремлёвский проект «Сеть» использовал этих детей, чтобы укрепить нарратив. Ещё тогда Александра Гармажаповаquestion symbol выяснила, что участни_цам видео обещали заплатить за присутствие на каком-то мероприятии и только на месте они узнали, что нужно будет делать. Гармажапова недавно разговаривала с девушкой, которая снималась в этом видео. Сейчас она не живёт в России и очень жалеет, что поучаствовала в съемках.

Кто несёт ответственность за военные преступления?

Важно сразу обозначить: было насилие, были убийства, была чрезмерная жестокость — всё, чем «чудесная» российская армия прославилась в ходе этой войны. Это истребление украинского народа. В последних отчётах ООН приводятся цифры в почти пять тысяч убитых мирных жителей, включая триста четыре ребёнка. Сорок одно тело в таком состоянии, что невозможно определить пол. Всё это правда.

Однако перекладывать всю ответственность на национальные меньшинства — это ксенофобия. Некоторые российские оппозиционеры радостно подхватили этот нарратив. Наверное, им очень хочется дистанцироваться от военных преступлений и переложить ответственность на других людей. Давайте не будем забывать о том, что в России принято вспоминать о других народах, только когда их нужно в чем-то обвинить или когда, например, дагестанцы выигрывают золото на олимпиадах — они сразу становятся «великими сынами России».

Чисто статистически невозможно, чтобы все военные преступления совершили буряты. Да, я признаю, что буряты на войне — такие же оккупанты и совершали такие же преступления, как и все остальные. Но мы составляем 0,3% от всего населения страны, а от погибших — 2,4%. Да, это много для такого малочисленного народа, и тем не менее, там были ещё 97,6% людей других национальностей. Почему про них молчат?

Кроме того, в разговоре с Александрой Гармажаповой украинская журналистка Татьяна Попова рассказала, что общалась с психологиней, которая работала с людьми, пережившими насилие и пытки на оккупированных территориях. По её словам, буряты среди авторов насилия не фигурируют.

Мы провели анализ национального состава погибших с российской стороны на этой войне. Нет никакой сенсации: абсолютное большинство русских. Но многие россияне подвержены когнитивному искажению, связанному с этническим восприятием преступности. Это не российская особенность, оно есть вообще везде: например, некоторые белые американцы уверены в том, что все преступления совершают people of colorquestion symbol. В России же во всех преступлениях виноваты мигранты, «нерусские». А следующая проблема в том, что всех азиатов на войне стали записывать в буряты. Военных преступников Пётра Захарова, Чингиза Атантаева и Азатбека Омурбекова в СМИ называют бурятами, хотя никакого отношения к бурятам они не имеют.

Изображение-image-18c3e51ca5ffa113de461afda13a1d06a0989c8f-1680x900-png

Их просто бросили первыми в мясорубкуИх просто бросили первыми в мясорубку

Мы установили, что пик смертности солдат из Бурятии пришёлся именно на первые двадцать дней войны. Доля погибших военнослужащих, связанных с Республикой, доходила почти до 4%. Из-за этого в первые дни все вновь заговорили об «азиатах на танках»: их просто бросили первыми в мясорубку. Однако потом всё пошло на спад.

Про Бучу мы выпустили целое расследование, в котором доказали, что бурят там было меньше десяти человек. Мы изучили списки 64-й бригадыquestion symbol и насчитали 36 бурятских имён. А Conflict Intelligence Team выяснили, что этой бригады не было в самой Буче, только в прилегающих районах. А вот кто точно был в Буче, так это псковские десантники — они расстреливали людей по подвалам, вели огонь по гражданским на улицах, и именно они убили того велосипедиста на видео. Известно, что они звонили домой с телефонов расстрелянных украин_ок. Из расследования Reuters мы знаем о восьми фигурантах — все они псковские десантники и, конечно, никакие не буряты. Я полагаю, что в 76-ю дивизию бурят в принципе не берут, там есть пара-тройка человек из Бурятии, но они не этнические буряты. Бурят чаще берут в танкисты — чисто по антропометрическим показателям.

Вопреки слухам, не существует также и чисто бурятских войсковых частей, так как мы всегда находимся в меньшинстве, даже в своей Республике. Кроме того, из-за дискриминации буряты очень медленно продвигаются по службе и почти всегда остаются солдатами и лейтенантами под русским командованием. Судя по всему, для бурята почти невозможно получить даже звание капитана, не говоря уже о чине высшего офицера. Из 130 погибших этнических бурят капитан всего один, и то он в Бурятии не родился, не жил и не служил.

Как ксенофобия мешает находить настоящих военных преступников

Сейчас в интернете очень много фейков про бурят. Например, украинский блогер Анатолий Анатолич обвинил в военных преступлениях в Буче бурята Зоригто Жигжитова. Это ложное обвинение: Жигжитов уволился со службы три года назад, он рассказал нам об этом в интервью и привел доказательства. В видео с обвинением Анатолич показывает фотографии несовершеннолетней дочери Жигжитова. Мы много раз жаловались на это видео, даже сделали опровержение, но YouTube удалил его и ничего не сделал с видео Анатолича.

Для нас нет никакой разницы, какая национальность у военных преступников. Они все должны предстать перед судом. Но такие фейки только уменьшают шансы на то, что этот суд состоится.

История с ложным обвинением произошла «благодаря» Главному управлению разведки Украины. Они опубликовали на своем сайте список личного состава 64-й бригады, в котором есть в том числе и Зоригто Жигжитов. Проблема в том, что этот список был составлен в 2018 году и значительная часть военнослужащих уже не имеет никакого отношения ни к 64-й бригаде, ни к армии в целом.

Международная расследовательская организация InformNapalm ещё в начале апреля написала, что база, использованная ГУР Украины, не обновлялась с 2018 года. Но ГУР до сих пор не убрало список со своего сайта.

Мы и сами можем убедиться, что список устаревший:

а) в войне против Украины участвуют солдаты с 18 лет, однако в списке нет ни одного военнослужащего младще 1999 года рождения;

б) в опубликованном списке отсутствуют погибшие военнослужащие из «64-й» младше 22 лет и некоторые из погибших более старшего возраста, о которых мы знаем из открытых источников;

в) у погибших солдат, которые есть в списке ГУР, воинские звания не совпадают. Многие солдаты, записанные там как рядовые и ефрейторы к началу вторжения в Украину уже были сержантами и старшими сержантами;

г) некоторые военнослужащие из списка находились в расположении других частей, наиболее яркий пример: в опубликованном списке нет нынешнего командира 64-й бригады — полковника Азатбека Омурбекова. В устаревшем списке ГУР значится его предыдущее место службы в 38-й бригаде, в Амурской области.

Мародёрство

«Беларускі Гаюн» и «Медиазона» рассказали, как российские военные отправляли посылки с украденными у украин_ок вещами через СДЭК. Из материала Медиазоны известно, что Улан-Удэ — седьмой город по количеству таких посылок. Важно понимать, что тут сочетаются два мифа: первый — что посылки отправляли исключительно солдаты и младшие офицеры, второй — что мародёрство — это самодеятельность военнослужащих в свободное время.

Анализируя солдатские посылки на 15-20 килограммов, мы упускаем главных мародёров — командиров. Благодаря им в Чечне оказались украинские тракторы на полтора миллиона евро. Именно они вывозили вещи с оккупированных территорий фурами и вагонами. Псковский десантник Тимофей Бобов в интервью у Владимира Золкина рассказывает, как его командир увёз домой две фуры бытовой техники.

Мародёрство — это приказ и официальная деятельность российской армии на оккупированных территориях Украины.

Командир не сам загружал эти фуры, он заставил солдат это сделать. В сравнении с тем, что вывозили высшие офицеры, солдатские посылки кажутся совсем ничтожными.

Кроме того, когда военнослужащие вывозят украденную боевую технику, они знают, что с ней будут делать. А вот зачем в бурятском улусе стиральная машинка, если во многих домах отсутствует проводка — куда её подключать? В абсолютных лидерах среди регионов, куда мародёры отправляли посылки, оказались города с русским большинством: Екатеринбург, Чебаркуль и Югра. Больше всего вещей отправил Евгений Коваленко: 450 килограммов его посылок были доставлены в Рубцовск.

background imagedonation title
Мы рассказываем про военное вторжение России в Украину, протесты и репрессии. Мы считаем, что сейчас, когда десятки медиа закрылись или перестали освещать войну, доступ к независимой информации важен как никогда.

Как буряты попадают на войну

Есть несколько причин тому, что так много бурят погибает на этой войне. И бедность региона — важная, но далеко не единственная причина. Например, медианный доход в Ингушетии на 7000 рублей меньше, чем в Бурятии, а погибших на душу населения — в пять раз меньше. Так почему же так много бурят участвует в войне с Украиной?

В Бурятии намного меньше социальных лифтов и вариантов заработка, чем в регионах Центральной России. Можно пойти работать вахтовым методом, уехать в Южную Корею или пойти на контрактную службу. Из Бурятии тяжело уехать в другие регионы России, где буряты часто сталкиваются с ксенофобией и дискриминацией: их не берут на работу, им не сдают жильё, их ограничивают в образовании и карьерном росте. Часто буряты, уехавшие из Республики, вынуждены возвращаться обратно.

Ещё один фактор — непропорционально высокие цены на недвижимость и коммунальные услуги. Служба в армии даёт возможность получить военную ипотеку и прочие льготы. Важно отметить и отношение к службе: вплоть до начала полномасштабного вторжения она воспринималась как любой другой отчуждённый труд с девяти до шести. Ты живёшь в Улан-Удэ, воинская часть находится там же. Покупаешь квартиру в ипотеку. Утром едешь на работу, а вечером — домой. Да, армейская служба не считается престижной, но этот выбор приходится делать из-за отсутствия возможности иметь хорошую «гражданскую» работу.

В участии бурят в войне очень важен и региональный аспект. В 1930-е годы Сталин разделил Бурят-Монгольскую АССР, и с тех пор наш народ раскидан по нескольким регионам: по Бурятии, Иркутску, Забайкальскому краю и так далее. В войне против Украины участвуют в основном буряты из Республики. А иркутские и в 2015, и сейчас войной слабо задеты. Из-за экономических и географических особенностей на службу в пятую танковую бригаду попадают в основном жители Агинского округа и самой Бурятии. Именно поэтому и видео «Боевые буряты Путина» снято в Иркутске. В том же Забайкальском крае снять такое не получилось бы, просто потому что житель_ницы региона хорошо понимали, что такое война, и видели солдат, которые вернулись с неё.

В Иркутской области у них есть больше экономических возможностей, и воевать они не идут. В Иркутской области у них есть больше экономических возможностей, и воевать они не идут.

Бурятское население в Забайкальском крае и в Иркутской области одинаковое по численности. Однако из Забайкалья большое количество погибших на душу населения, а в Иркутской — очень мало: три-четыре человека. Это еще раз показывает, что буряты попадают на войну не из-за своей этничности. В Иркутской области у них есть больше экономических возможностей, и воевать они не идут.

И, наконец, в Республике Бурятия и в соседних с ней регионах очень высокая концентрация воинских частей. Причём именно по тем профилям, специалистов которых в первую очередь отправляют на войну — танковые войска и десантники.

Хорошие русские — плохие русские

В 2012 году я жила в Индиане и ездила на протесты против Путина в Нью-Йорк. А, например, Александр Невзоров тогда же активно поддерживал Путина, называл его «спасителем империи» и был доверенным лицом президента. Сейчас Невзоров — хороший русский. Он получил украинское гражданство и позволяет себе вот такие высказывания: «Маша Захарова с её любовью к войне в день могла бы удовлетворять роту бурят… бурятам надо — им всё равно, кого насиловать». А я плохая бурятка, потому что нерусская.

Изображение-image-774a681243598ae94d7a953f3a65f40d4650b72d-700x467-jpg
Мария Вьюшкова в 2012 году на митинге в Нью-Йорке с плакатом «PUTIN: GAME OVER 2012 ДОЛОЙ МОНОПОЛИЮ НА ВЛАСТЬ»

Самый лёгкий способ стать хорошим русским — объявить кого-то плохим. Само по себе существование термина «хороший русский» подразумевает: если ты не русский, то ты плохой. «Хорошие русские» хотят дистанцироваться от ответственности за начало войны, поэтому решили делегировать её национальным меньшинствам. Это происходит везде: вот, например, издание Insider, в первом же абзаце текста «Дело в шляпе» они отдельно указывают на этничность военного преступника Очур-Суге Монгуша. Но когда выходят материалы про насилие со стороны псковских десантников, большинство из которых русские, то их национальность нигде не указывается.

Указывания в одних случаях и умалчивания в других и формируют когнитивные искажения. И, несмотря на очевидное большинство русских, которые участвуют в этой войне, всё внимание сосредотачивается на остальных: бурятах, тувинцах и чеченцах. Борьба с ксенофобией нужна не только нам, она нужна всему российскому обществу, если мы вообще хотим, чтобы Россия стала приличной страной. Некоторые люди не понимают, что, поддерживая стереотипы о бурятах, они становятся частью этого фашистского режима. Термин «хороший русский» не просто ксенофобный, а имперский. Он продолжает нарратив, начатый российской пропагандой. У кого-то «плохие» — это украинцы, у кого-то — буряты.

Самое горькое для меня — это погибшие среди народов Севера. Я находила в списках нанайцев и чукчей — это просто позор. Для них двое погибших — как тысячи погибших для русских. Но, к сожалению, в этой войне участвуют все народы бывшего СССР, а у 7,5% погибших россиян — украинские фамилии.

Когда Олег Кашин говорит: «Я представляю себя на месте злобного, бессовестного, бессердечного бурята, который режет украинца и думает „сегодня я его режу, завтра я русского у себя в Бурятии зарежу“», он забывает, что на самом деле это его друзья резали бурятquestion symbol на улицах крупных российских городов. Буряты — исключительно мирный и терпеливый народ. И это не мои слова, это я цитирую своё интервью с антропологиней Марджори Мандельштам Балзер.

Изображение-image-5fb43f4a29b5a308f6763f5228e03afcee6fccfd-1680x900-png
Мария Вьюшковаavatar-mask
Аналитик фонда «Свободная Бурятия»
Мария Вьюшкова

По образованию я химик, специалист по квантовым вычислениям. Это моя основная работа, которая, кстати, никуда не делась. Я научный сотрудник в одном из американских университетов, всю жизнь занимаюсь исследовательской работой. Я никогда не планировала заниматься общественной деятельностью.

Создав фонд, мы поняли, что кто-то должен заниматься цифрами и статистикой. У нас небольшая команда, а я знаю, как пишутся научные статьи, умею анализировать и проверять данные, поэтому я и оказалась наиболее подходящей на эту роль. Сейчас аналитический отдел «Свободной Бурятии» — это я, мой старенький компьютер и еще пара человек. Иногда нам помогают волонтёры. Буряты — народ маленький, очень сложно найти кого-то, кто был бы готов этим профессионально заниматься. Я была бы рада, если бы у нас был профильный специалист по демографии или, например, военный эксперт. К сожалению, у нас их нет.

Сейчас мы работаем по нескольким направлениям: собираем и публикуем данные о потерях российской армии, оказываем правовую помощь солдатам и отказникам, боремся с пропагандой и с эксплуатацией элементов бурятской культуры. Естественно, нам сложно выполнять столько функций. Тут ничего не поделаешь — приходится находить баланс. Недавно в фонде стало больше волонтёров, и некоторые задачи теперь можно делегировать.

Но нам все еще нужны волонтёры, которые могли бы заниматься анализом медиа-дискурса; волонтёры, пишущие на социальные темы; экономисты, которые могли бы писать аналитические статьи; юристы — особенно военные юристы — и те, кто готов помогать отказникам в судах.

Сейчас есть вероятность того, что из-за большого количества погибших и отказников, которым мы помогаем, пятую и одиннадцатую бригады расформируют. Мобилизационный потенциал исчерпан — не получается набрать людей. В Бурятии много отказников, и к ним хорошо относятся в регионе: никто не выгоняет их обратно на войну. Потому что эта война никому не нужна. Люди, которых мы консультируем, пишут нам радостные сообщения: «Ура! Наш родственник вернулся». Буквально на днях ещё два человека смогли расторгнуть контракт и приехать домой.

В Республике Бурятия войны никогда не поддерживались: ни афганская, ни чеченские, ни нынешняя. Буряты не хотят быть оккупантами и не понимают, что вообще значит «денацификация Украины». Мы знаем, что это сама Россия нуждается в денацификации. Буряты, живущие в Москве, постоянно сталкиваются с дискриминацией. Как сказал один из контрактников, который обратился к нам, «они хотят, чтобы я надел форму и шёл туда воевать? Но они здесь, у меня на родине, не защищают мои права».

Как помочь?

Поддержать фонд «Свободная Бурятия» и прочитать больше о его деятельности можно здесь.